ОБВИНЯЕТСЯ ЕЛЬЦИН

Дорогие друзья!

Откликаясь на многочисленные просьбы, мы представляем вашему вниманию речь главного обвинителя - председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Виктора Ивановича Илюхина в процедуре конституционного отрешения президента РФ Б. Ельцина от занимаемой должности.

Такая попытка отрешения состоялась в мае 1999 года, однако её материалы не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Она является суровым предупреждением для российских лидеров. В ней при действующем президенте была дана оценка разрушительным последствиям его правления. Сама процедура стала одним из мощных факторов, понудившего Б. Ельцина к добровольному прекращению своих полномочий. Обнародуя впервые в Интернете материалы, мы тем самым хотим ответить и на многие вопросы, связанные с правовыми основанием отрешениями президента, так как ряд читателей считают возможным её применения и в настоящее время.

Речь главного обвинителя председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

К ЧИТАТЕЛЮ

Сегодня на той работе, которую я выполняю вот уже шесть лет, надо бы иметь каменное сердце. Ведь мне, кроме тех горьких и зачастую безысходных сообщений, что потоком льются на наш народ с телеэкранов, приходится ежедневно читать специальную, в том числе и закрытого характера информацию, а также почту, сотни писем от простых людей. В них боль и отчаяние, обида за унижения, крик о помощи.
Вот только одно из них. Не в силах прокормить своих детей, женщина покончила с собой, выбросившись из окна. И я смотрю на случившуюся трагедию глазами тех ребятишек, которые остались один на один с огромным, враждебным, эгоистичным миром, в обществе, уже теряющем последние нравственные устои.

Но мы живем среди людей! Или я ошибаюсь?.. Я уже не говорю, а кричу с парламентской трибуны: посмотрите, власть имущие творят преступление! Вот он — корень всех ваших бед и унижений! И с горечью вижу — люди не слышат. Потому и бросаются с балкона или под поезд, пускают себе пулю в висок...

Но порок должен быть наказан— чтоб другим не повадно было. И сейчас я говорю: насквозь порочна нынешняя власть. Здесь, в моей обвинительной речи, собраны факты, отнюдь не исчерпывающие, но полностью изобличающие эту криминальную власть. Я хочу, чтобы об этом узнали все. И именно сегодня, поскольку не уверен, что мне это удалось бы сделать потом.

Виктор Илюхин

Уважаемые народные избранники !

Я приступаю к обоснованию обвинения, предлагаемой) вам для начала процедуры конституционного отрешения президен­та Российской Федерации Бориса Ельцина от занимаемой дол­жности.

Согласно требованиям статьи 93 Конституции Российс­кой Федерации, отрешение президента может состояться при наличии в его действиях признаков государственной измены или иного тяжкого преступления. Такими признаками могут быть неконституционные акты президента, его действия и бездействие, совершенные как умышленно, так и по неосто­рожности, а также наступившие от них тяжкие политичес­кие, экономические, материальные, физические, территори­альные, демографические, моральные и иные последствия.

Несомненно, что между поступками президента и их по­следствиями должна быть причинная связь.

Совершение преступлений во времени Конституция Рос­сийской Федерации связывает только с периодом деятель­ности президента и с тем, что на момент совершения опас­ных деяний они квалифицировались как государственная измена или иное тяжкое преступление, независимо от воз­можных изменений их квалификации на момент начала про­цедуры отрешения главы государства от должности.

В наших обвинениях мы исходим из того, что президент является лицом вменяемым по отношению к своим поступ­кам и их последствиям, хотя и невменяемость президента не может препятствовать начатой процедуре отрешения.

Мы также заявляем, что в деяниях Б.Ельцина усматри­ваются не только отдельные признаки тяжких преступле­ний, а вся их совокупность, достаточная для привлечения лица к уголовной ответственности.

Преступления, которые сформулированы в нашем обви­нении, в одинаковой степени квалифицируются на момент их совершения — как прежним Уголовным кодексом РСФСР, так и новым кодексом, действующим с января 1997 года.

В своем обосновании мы исходим из того, что президент, являющийся по Конституции Российской Федерации главой государства, сконцентрировал в своих руках неограниченные, исключительно важные для управления государством и обще­ством, полномочия, а режим его правления стал фактически авторитарным.

Президент определяет основные направления внутрен­ней и внешней политики государства, утверждает военную доктрину Российской Федерации. Он же формирует россий­ское правительство и руководит его деятельностью, форми­рует судейский корпус и прокурорский надзор, имеет ог­ромные полномочия в законотворческой деятельности, об­ладая правом выдвижения законодательных инициатив, под­писания и обнародования принятых законов.

Исключительные полномочия президента во многом стали определяющими в жизни общества и государства. Поэтому он, как никто другой, несет в полной мере ответственность за судьбу народов России и безопасность нашего Отечества.
А теперь о сути предлагаемого обвинения в отношении президента Б.Ельцина. Оно состоит из пяти пунктов и связа­но с государственной изменой, узурпацией власти, злоупот­реблениями властью, превышением должностных полномо­чий, разрушением экономики, ослаблением обороноспособ­ности и безопасности страны, фактическим развалом ее воо­руженных сил, с резким сокращением народонаселения, с массовым истреблением, геноцидом народов России. Несом­ненно, что в этих деяниях есть вина и других лиц, но сегод­ня вопрос ставится только об ответственности президента Российской Федерации.

Беловежский преступный сговор

Первый пункт обвинения основан на том, что в декаб­ре 1991 года президент России Б.Ельцин совершил госу­дарственную измену, подготовив и заключив Беловежские соглашения, окончательно уничтожившие Советский Союз и причинившие огромный материальный ущерб России, ее территориальной целостности, обороноспособности, выз­вавшие многочисленные человеческие жертвы и неисчис­лимые страдания.

Заключению этих соглашений предшествовал ряд иных антиконституционных действий Б.Ельцина, связанных с насильственным захватом союзной власти и переподчинением союзных министерств и ведомств.

Он же, во исполнение беловежских договоренностей, окончательно прекратил деятельность союзных законода­тельных и иных органов власти, переподчинил себе Воору­женные Силы СССР, ввел таможенные и пограничные ба­рьеры на российских границах.

Подписание Беловежских соглашений и последующие дей­ствия Б.Ельцина были совершены в интересах стран — чле­нов НАТО, и в первую очередь Соединенных Штатов Аме­рики.

Не случайно сразу же после подписания договоренностей Б.Ельцин позвонил не кому-нибудь, а именно президенту США, и доложил, что Советского Союза больше нет.
Президент США Джордж Буш в своем заявлении от 25 декабря 1991 года подчеркнул: «Соединенные Штаты при­ветствуют исторический выбор в пользу свободы, сделанный новыми государствами Содружества. Несмотря на потен­циальную возможность нестабильности и хаоса, эти собы­тия явно отвечают нашим интересам» (газета «Известия» за 26 декабря 1991 г.).

Потому Соединенные Штаты Америки и предприни­мают все усилия, дабы СССР больше не возродился ни в каких формах.

В указанных действиях президента Б.Ельцина содержатся признаки тяжких преступлений, предусмотренных статьей 64 УК РСФСР или статьями 275, 278 УК РФ. Причем мы не усматриваем какой-либо существенной разницы в диспози­циях названных статей, ибо в них говорится о деяниях, со­вершенных в интересах иностранных государств и причи­нивших большой ущерб обороноспособности и внешней бе­зопасности страны, а также о насильственном захвате влас­ти.

Умышленные действия президента, а в этом нет сомне­ний, были направлены не только против СССР, но и про­тив Российской Федерации, его преемницы.

Совместно с другими лицами, рядом общественно-по­литических организаций Б.Ельцин уничтожил Советский Союз, который, будучи одним из учредителей Организации Объединенных Наций, обеспечивал надежную внешнюю бе­зопасность всех союзных республик. СССР являлся надеж­ным противовесом гегемонистским устремлениям Соединен­ных Штатов Америки, которые все сильнее проявляются в мире. Наглядное свидетельство тому — последние события на Балканах.

Беловежскими соглашениями и последующими деяния­ми Б.Ельцина было не только уничтожено мощное союзное государство, но и были разрушены экономический, науч­но-технический потенциал, подорваны обороноспособность и безопасность Российской Федерации, о чем мы подробно будем говорить ниже.

Напомню, что после заключения Беловежских соглаше­ний за пределами России оказалось 8 военных округов из 16, которые имелись на территории СССР. Военные окру­га — особенно на западе, северо-западе и юге Советского Союза — были самыми отмобилизованными, насыщенными современной боевой техникой. Они остались на территории новых государств.

На территории бывших союзных республик, за преде­лами Российской Федерации осталось 13 общевойсковых армий и корпусов, 3 армии ПВО. 4 танковые армии, 5 воз­душных армий.

На южном, западном и северо-западном направлениях мы утратили надежные системы противовоздушной обороны. Лишились многих объектов передового базирования и на­блюдения, управления вооруженными силами.

Россия во многом утратила выходы к морю, и в первую очередь в Прибалтике. Возникли серьезнейшие противоречия по Черноморскому флоту, который сегодня мы делим с Ук­раиной. По своим параметрам он в целом уже уступает в 1,5 раза военно-морскому флоту Турции, которая всегда заяв­ляла о своем интересе в Закавказье и Причерноморье.

Блок НАТО уже подобрался чуть ли не к стенам Кремля. Польша, Чехия, Венгрия стали членами этого альянса.

Нет никаких гарантий, что прибалтийские государства — Латвия, Литва, Эстония — не будут приняты в НАТО и на их территории не будет размещено ядерное оружие, наце­ленное на Россию.

Это лишь некоторые последствия, которые мы имеем после развала Советского Союза, нанесшего колоссальный ущерб обороноспособности, внешней безопасности и территориальной целостности России.

Но не только в них мы усматриваем преступный харак­тер деяний Б.Ельцина. Подписав Беловежские соглашения, Б.Ельцин обострил межнациональные, этнические отношения на территории всего бывшего Советского Союза. В столкновениях па нацио­нальной почве в России, Таджикистане, Молдавии, Азер­байджане и в других регионах погибло около миллиона че­ловек. Более 10 миллионов бывших граждан СССР стали беженцами. Подобное насилие над людьми и столь масштаб­ное вынужденное их переселение блекнут перед сталинской депортацией народов.

Б.Ельцин совершил неслыханное нарушение конститу­ционных прав всех граждан Российской Федерации. Как из­вестно, в соответствии со статьей 33 Конституции СССР, каждый гражданин России одновременно являлся граждани­ном Советского Союза. Более 70 процентов граждан РСФСР на референдуме 17 марта 1991 года подтвердили свое жела­ние оставаться гражданами СССР.

Беловежье в одночасье подорвало одну из главных основ правового положения личности — институт гражданства, по­родив тем самым цепную реакцию, которую мы сегодня ви­дим в спорах но нему. Достаточно отметить, что 25 миллионов русских в одну ночь оказались иностранцами на своей земле.

Позднее, в послании Федеральному Собранию 16 февра­ля 1995 года, Б.Ельцин признает, что «потеря части народа на отторгаемой территории есть такой же ущерб для госу­дарства, как потеря, например, руки для человека. По той же причине и действия, направленные на отторжение части госу­дарственной территории, должны считаться преступлением против государства в целом». Таким образом, Б.Ельцин сам дал оценку своим деяниям, назвав их преступными.

Деяния президента разрушили вековые традиции совме­стного проживания народов Российской империи, а потом и Советского Союза, межличностные отношения, в том числе в экономической, социальной, научной и оборонной сферах. Была ограничена свобода граждан некогда единого государства на перемещение, выбор места жительства, на беспрепятственный, бестаможенный обмен продуктами труда. В этом также проявились высокомерие и бездушие Б.Ель­цина к людям, его злоупотребления властью.

Обладал ли президент России какими-либо полномочи­ями по подписанию Беловежских соглашений, приведших к окончательному разрушению СССР?

На этот вопрос ответ может быть только один: нет, не обладал. Советский народ в подавляющем большинстве сво­ем отказал ему в этом. Поэтому само нарушение Б.Ельци­ным воли народа, высказанной на всенародном референдуме в марте 1991 года, уже является преступным актом. Действия президента далеко вышли за рамки его полномочий, предус­мотренных Конституциями СССР и РСФСР, Законом «О Президенте Российской Федерации», другими законодатель­ными актами.

Несомненно, Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР, контролируемые сторонниками президента, сыграли свою негативную роль в разрушении союзного го­сударства. Однако это нисколько не умаляет ответственность самого президента.
К тому же заметим нашим оппонентам, что и в Деклара­ции о суверенитете Российской Федерации, принятой 12 июня 1990 года Съездом народных депутатов РСФСР, гово­рится, что Россия остается членом обновленного Союза ССР.

Как известно, Союзный договор 1922 года был подпи­сан сначала шестью республиками: Россией, Украиной, Бе­лоруссией и входившими в состав Закавказской Федерации Азербайджаном, Арменией и Грузией, а затем к нему присо­единились еще девять республик, составивших Союз ССР. Причем этот договор полностью вошел как составная часть в первую Конституцию СССР 1924 года. Позднее его основ­ные положения были воспроизведены в Конституциях СССР 3936 года и 1977 года, отдельные положения были закрепле­ны также и в конституциях союзных республик.

Союзный договор 1922 года и соответствующие ему кон­ституционные нормы никогда не предусматривали его де­нонсации, поскольку договор был прежде всего документом учредительного, а не международного характера. В договоре, а затем и в конституциях предусматривалось только сохране­ние за каждой из союзных республик, вошедших в Союз ССР, права свободного выхода из Союза, порядок которого был урегулирован Законом СССР от 3 апреля 1990 года.

Вопрос о выходе республики должен был решаться пу­тем референдума. Если за него проголосовало не менее двух третей взрослого населения, то дальше вопрос должен был рассматриваться Верховным Советом СССР и Съездом на­родных депутатов СССР, а потом в самих республиках. Пос­ле этого устанавливался переходный период сроком не более пяти лет, для прояснения всех проблем экономического, финансового, территориального, экологического характера, которые могут возникнуть в связи с выходом республики, а также для решения других споров, прежде всего тех претен­зий, которые могли предъявить граждане. И только по результатам рассмотрения всех названных процедур вопрос о выходе республики из состава Союза окончательно решался Съездом народных депутатов СССР. Этот порядок, установ­ленный Законом СССР от 3 апреля 1990 года, был полнос­тью проигнорирован и отброшен Б.Ельциным.
Следует отметить, что вслед за этим Съезд народных депутатов СССР принял 24 декабря 1990 года три постанов­ления исключительной важности, о которых сейчас редко упоминается.

Первое постановление: о сохранении Союза ССР как об­новленной Федерации равноправных суверенных республик.

Второе постановление: о сохранении названия государ­ства — Союз Советских Социалистических Республик.

Третье постановление: о проведении референдума в Со­юзе Советских Социалистических Республик.

Такой референдум, как вы знаете, состоялся 17 марта 1991 года. Из 185,6 миллиона граждан СССР с правом голоса в нем участвовало 148,5 миллиона, или 80 процентов. Из них 113,5 миллионов, или 76,4 процента, проголосовали за сохранение Союза ССР.
В соответствии со статьей 29 закона о референдуме, его решение имело обязательную силу на всей территории стра­ны и могло быть отменено или изменено только путем дру­гого референдума. Закон обязывал выполнять решение рефе­рендума все государственные органы, организации и всех без исключения должностных лиц, ибо оно являлось выс­шим и непосредственным выражением власти народа.

Поэтому подписанные Ельциным Беловежские соглаше­ния, объявившие, что Союз ССР как субъект международ­ного права и как геополитическая реальность прекращает свое существование, являются незаконными и противореча­щими волеизъявлению народа.
Кроме того, беловежские решения были подписаны лишь тремя «отцами-основателями» СНГ, а не шестью, и тем бо­лее не пятнадцатью. При таких обстоятельствах они не имели права ликвидировать СССР как геополитическое понятие.

Деяния Б.Ельцина по разрушению СССР носили умыш­ленный, осознанный характер и не являются констатацией естественного распада союзного государства, как утвержда­ют наши оппоненты. Об этом свидетельствуют многочислен­ные доказательства. Сошлемся лишь на некоторые из них.

Уничтожение великой страны было совершено Б.Ельци­ным в сговоре с сепаратистами ряда союзных республик. Именно они разжигали национальные конфликты в Закавказье и Средней Азии, в Прибалтике и Молдавии, да и в самой Рос­сии. Это они превратили национальный вопрос в орудие раз­рушения, а не созидания, в орудие для завоевания власти.

Б.Ельцин давно и последовательно шел к уничтожению СССР, о чем свидетельствуют его собственные высказыва­ния. Выступая 30 мая 1990 года на первом Съезде народных депутатов России, он сказал: «Россия будет самостоятель­ной во всем, и решения ее должны быть выше союзных».

Во время посещения Свердловска 16 августа того же года Б.Ельцин заявил: «Первоначальный вариант моей програм­мы — семь русских государств». А через день, выступая в Республике Коми, отметил, что Россия откажется от союз­ной структуры власти.

В том же ключе высказались и действовали люди из близ­кого окружения президента, его духовные и идеологические наставники.

Одиозные личности из числа бывших народных депута­тов СССР, входивших в пресловутую межрегиональную депутатскую группу, — Гавриил Попов, Галина Старовой­това, Геннадий Бурбулис и другие — прямо провозглашали идею создания на территории Советского Союза свыше 50 независимых государств.

Бывший соратник президента Руслан Хасбулатов, харак­теризуя развал СССР, заявил: «Мы хотели сделать этот переворот»,
«Переворотом» или «переходом к новому качественному состоянию» назвал эти деяния и бывший председатель ель­цинского Совета министров РСФСР Иван Силаев.

Григорий Явлинский, входивший в команду Б.Ельци­на, утверждал: «У Бориса Николаевича и его ближайшего ок­ружения были четкие политические установки... Прежде все­го— одномоментный в прямом смысле, в один день, не только политический, но и экономический развал Союза, ликвидация всех мыслимых координирующих экономических органов, вклю­чая финансовую, кредитную и денежную сферы. Далее — все­сторонний отрыв России от всех республик, включая и такие, которые в то время не ставили такого вопроса, например Белоруссия и Казахстан. Таков был политический заказ». Это откровение лидера партии «Яблоко» можно прочитать в «Ли­тературной газете», N° 44 за 1992 год.

Почти за год до политического уничтожения СССР кон­гресс так называемых демократических сил, проходивший 21 января 1991 года в Харькове, принял решение об упразд­нении СССР. В его работе принимали участие видные демок­раты России: Юрий Афанасьев, Николай Травкин (он сидит в нашем зале), Белла Денисенко, Аркадий Мурашев и дру­гие.

Автор этой концепции Геннадий Бурбулис, идейный на­ставник Б.Ельцина и бывший госсекретарь России, очень сожалел, что не удалось сразу реализовать установки конг­ресса. Сожалел об этом и Б.Ельцин, в чем вы можете убе­диться, прочитав газету «Известия» за 17 декабря 1991 года и «Независимую газету» от 21 января 1992 года. И если се­годня процедура отрешения президента встречает жесткое сопротивление, то это во многом объясняется тем, что здесь, в зале Государственной Думы, да и в стенах Совета Федера­ции находится еще значительное число лиц, представителей партий и движений, которые вместе с Б.Ельциным выдви­нули и реализовали идею уничтожения СССР.

Таким образом, отвечая нашим оппонентам, мы еще раз заявляем, что Советский Союз рухнул не в результате есте­ственных и закономерных процессов, не в результате авгус­товских событий 1991 года, а вследствие политического за­говора «пятой колонны», при попустительстве, а в ряде слу­чаев и участии президента СССР М.Горбачева, руководите­лей ряда союзных министерств и ведомств, в результате за­говора, во главе которого стоял Б.Ельцин.

В марте 1991 года на встрече с москвичами в Доме кино он открыто выступил против референдума о буду­щем СССР. А затем в спешном порядке, используя полно­мочия президента, предпринял новые шаги по уничтоже­нию союзного государства.
20 и 22 августа 1991 года он издает указ о переподчине­нии себе всех органов исполнительной власти СССР, вклю­чая Министерство обороны, МВД, КГБ.
21 и 22 августа указами Ельцина в ведение российского Министерства печати и массовой информации передаются союзные СМИ.

22 августа выходит указ о некоторых вопросах деятель­ности органов власти РСФСР. Вопреки Конституциям РСФСР и СССР, этим указом Совету министров РСФСР предоставлялось право приостанавливать действие постанов­лений, распоряжений Кабинета министров СССР.

24 августа издается указ о передаче в ведение КГБ РСФСР всех видов правительственной связи СССР, а в ведение министерства связи РСФСР (оно называлось — по связи, ин­форматике и космосу) — всех других предприятий связи союзного подчинения.

1 октября правительство РСФСР устанавливает, что ре­шения союзного Комитета по оперативному управлению на­родным хозяйством СССР вступают в действие только в случае одобрения их Советом министров РСФСР.

9 октября 1991 года Госкомитету по делам науки и выс­шей школы поручается принять все союзные организации, действующие в этой сфере, в свое управление.

15 ноября 1991 года Министерству экономики и финан­сов РСФСР переподчиняются все структуры, подразделения и организации бывшего Министерства финансов СССР. Од­новременно прекращается финансирование министерств и ведомств СССР, кроме тех, которым переданы некоторые функции управления Российской Федерации.
15 ноября Генеральному прокурору РСФСР переподчи­няются все организации союзной прокуратуры, включая во­енную прокуратуру.

22 ноября Верховный Совет РСФСР признает Централь­ный банк России единственным органом денежно-кредитно­го и валютного регулирования на территории республики. Ему передаются в полное хозяйственное ведение и управление ма­териально-техническая база и иные ресурсы Госбанка СССР.

Таким образом, при личном участии и под руководством Ельцина еще до подписания Беловежских соглашений у Со­юза ССР и его органов были отобраны основные рычаги управления и была подготовлена база для полного разруше­ния союзного государства.
Естественно, что такого рода узурпация полномочий со­юзных органов органами РСФСР и президентом России резко усилила центробежные тенденции в действиях других рес­публик, которые увидели в этом угрозу себе и поспешили еще более жестко отмежеваться от союзного центра. Это зас­тавило ряд руководителей союзных республик, в частности президента Казахстана Назарбаева, решительно выступить против передачи союзных функций российскому парламенту и российскому руководству, а прерогатив союзного прези­дента — российскому президенту. Выступление Назарбаева состоялось в Верховном Совете СССР 26 августа 1991 года. Позднее он же прямо заявит, что без России не было бы беловежского документа и не распался бы Союз. («Независи­мая газета» от 6 мая 1992 года)
Действия президента Б.Ельцина, российских министерств и ведомств не только усилили центробежные тенденции в других союзных республиках, но и, несомненно, отрица­тельно сказались на характере и результатах референдумов, проведенных во второй половине 1991 года на Украине, в Грузии, Армении. К тому же вопрос, вынесенный на укра­инский референдум, был сформулирован некорректно. Граж­дан Украины спросили не о желании выйти из состава СССР, а хотят ли они жить в независимом государстве. Естественно, желающих жить в колониальном или полуколониальном го­сударстве всегда мало или вовсе нет.

Можно ли было сохранить Советский Союз? Да, мож­но — и это необходимо было сделать. Воля большинства на­рода была выражена на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года, и государственные лидеры СССР и России, если бы они были патриотами, горячо любящими свое Отече­ство, а не холуйствующими приспешниками Соединенных Штатов Америки, обязаны были выполнить народную волю. Если не могли, то обязаны были уйти в отставку. Этого не последовало.

Беловежские соглашения нанесли сокрушительный удар по экономике и отбросили в своем развитии далеко назад каждую союзную республику. Они принесли неисчислимые и невосполнимые потери, беды и страдания десяткам мил­лионов советских людей, которые и сегодня хотят свободно жить в единой семье народов. Такое объединение давно бы состоялось, если бы не противодействие ему со стороны мно­гих политических элит в бывших союзных республиках, и прежде всего в Российской Федерации.

Для воссоединения народов имеются веские основания, и в первую очередь юридическая ничтожность Беловежских соглашений и правовая несостоятельность их ратификации Верховным Советом РСФСР.

Государственный переворот в сентябре - октябре 1993 года

Второй пункт обвинения в совершении тяжких преступ­лений, выдвинутого против президента Б.Ельцина, связан с событиями сентября — октября 1993 года в Москве, когда президентом и его окружением были разогнаны законода­тельные органы — Съезд народных депутатов Российской Федерации и его Верховный Совет, а их государственная власть была захвачена Б.Ельциным. Одновременно президент объявил о прекращении действия Конституции страны. По его указанию граждане страны, вставшие на защиту конституции и законодателей, были расстреляны в Доме Советов, рядом с ним и в других местах города Москвы.

В данных деяниях мы усматриваем признаки тяжких пре­ступлений, предусмотренных статьями 64, 70, частью 2 ста­тьи 171, пунктами «в», «д», «з», «н» статьи 102 УК РСФСР. Ныне ответственность за указанные преступления предус­мотрена статьями 278, 280, пунктами «а», «б», «е», «ж» ста­тьи 105, частями 2 и 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ.

Захват высших законодательных органов и власти на­родных депутатов страны был начат изданием и обнародо­ванием Б.Ельциным 21 сентября 1993 года указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Фе­дерации», а затем продолжился в совершении им ряда иных противоправных деяний.

Задолго до издания указа № 1400 между президентом и Съездом народных депутатов Российской Федерации, его Верховным Советом возникли глубокие разногласия о буду­щем государственного устройства страны.

Президент постоянно требовал расширения своих полно­мочий и в ряде случаев действительно добивался уступок со стороны Верховного Совета и Съезда народных депутатов. В частности, в 1991-1992 годах он был наделен чрезвычайны­ми полномочиями по проведению экономических преобра­зований, или, как их называют, экономических реформ.

Однако вопрос президентом ставился гораздо шире — о наделении его неограниченной авторитарной властью и об установлении в России президентской республики.

В марте 1993 года Ельциным был инициирован рефе­рендум, на обсуждение которого он вынес вопросы о до­верии, а фактически о досрочном прекращении полномо­чий Съезда народных депутатов Российской Федерации и его Верховного Совета. Такой референдум с уточненными Верховным Советом вопросами состоялся 25 апреля 1993 года. Нами представлены материалы, связанные с рефе­рендумом, и мы должны заявить, что он не выявил дос­таточного количества голосов для досрочного прекраще­ния деятельности высшего законодательного органа стра­ны. Сделав после этого некоторую паузу, Ельцин решил пойти на силовой вариант разгона законодательной власти и отмену действовавших на тот момент Конституции и других законов.

Мы полагаем, что президент использовал непресеченную и неосужденную практику развала, уничтожения Со­ветского Союза, но уже в отношении России и российских законодательных органов Российской Федерации.

Мы напоминаем, что глава 13' и закрепленные в ней статьи 121'и 121" действовавшей на тот момент Консти­туции страны не наделяли президента полномочиями по запрету деятельности органов законодательной власти, при­остановлению или отмене самой Конституции и законов. Требования статьи 1218 Конституции Российской Федера­ции, наоборот, ограничивали президента в этих шагах, а сами указы президента Российской Федерации не должны были противоречить Конституции и законам Российской Федерации. В случае противоречия акта президента Кон­ституции, закону Российской Федерации действовала нор­ма Конституции, закона Российской Федерации.

Несмотря на это, Ельцин указом № 1400 прекратил дея­тельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.

Вот только некоторые положения данного указа.

Пункт 1 гласит: «Прервать осуществление законодатель­ной, распорядительной и контрольной функций Съездом на­родных депутатов Российской Федерации и Верховным Со­ветом Российской Федерации. До начала работы нового двух­палатного парламента Российской Федерации — Федераль­ного Собрания Российской Федерации— и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться ука­зом президента Российской Федерации и постановлениями правительства Российской Федерации».

И далее: «Конституция Российской Федерации, законода­тельство Российской Федерации и субъектов Российской Феде­рации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу». Эта формулировка — невиданная по свое­му цинизму, по своей безнравственности и по своей антикон­ституционности. Впервые президент подчинил Конституцию, подчинил иные законодательные акты своему указу.

Впервые Конституция, по сути дела, отменялась указом одного лица.

Затем пунктом 3 предписывалось «ввести в действие по­ложение «О федеральных органах власти на переходный пери­од», подготовленное на основе проекта Конституции Рос­сийской Федерации, одобренного нелегитимным Конституционным совещанием 12 июля 1993 года. Мы подчеркиваем: «проекта». Тоже невиданная практика вообще в законода­тельной деятельности.

Далее в пункте 3 отмечалось: «Установить, что осуществ­ление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу». Вот оно — про­явление, как говорится, монаршей воли, вот он — захват государственной власти, власти законодательного органа.

Одновременно заметим, что президент поставил ульти­матум Конституционному суду, тоже достаточно четко отра­женный в указе № 1400. Пункт 10: «Предложить Конститу­ционному суду Российской Федерации не созывать заседаний до начала работы Федерального Собрания Российской Феде­рации». По сути дела, президент отменил и третью ветвь власти в Российской Федерации — власть судебную.

Далее в пункте 12 предписывалось: «Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собра­ния руководствуется указами президента Российской Федера­ции, постановлениями правительства Российской Федерации и подотчетен правительству Российской Федерации».

Пунктом 13 закреплялось: «Генеральный прокурор Россий­ской Федерации назначается президентом Российской Феде­рации и ему подотчетен...». Как вы помните, согласно Кон­ституции Генеральный прокурор назначался Верховным Со­ветом Российской Федерации и Центробанк тоже не подчи­нялся ни правительству, ни президенту, а действовал как самостоятельная структура.

С 22 сентября 1993 года по распоряжению Ельцина пра­вительство и мэрия города Москвы начали блокирование здания Верховного Совета. Депутаты не пропускались на свои рабочие места, Дом Советов был оцеплен милицией, блоки­рован грузовыми автомобилями, огорожен колючей прово­локой (спиралью Бруно), применение которой запрещено международными конвенциями. В здании Верховного Совета по указанию мэрии Москвы был отключен свет и перестали подавать воду. Депутаты действительно оказались на осадном положении.

С этого момента граждане России стали находиться в состоянии необходимой обороны или крайней необходимос­ти в отношении вероломства и преступных деяний прези­дента, которые освобождают сторонников и защитников су­ществовавшей в то время Конституции за действия, совер­шенные ими по пресечению насильственного захвата власти.

Однако выступления граждан Российской Федерации, вышедших на улицы Москвы в поддержку Съезда и Вер­ховного Совета, жестоко подавлялись. По той информа­ции, которой мы располагаем, до 3 — 4 октября на ули­цах столицы в связи с изданием указа президента было убито 26 человек и масса людей была искалечена в стол­кновениях между демонстрантами и работниками мили­ции, сотрудниками других силовых структур.

Не вдаваясь пока в оценку событий, произошедших 3 — 4 октября 1993 года, мы считаем: только изданием и обнародо­ванием указа № 1400, направленного на прекращение дея­тельности законодательной, судебной власти, присвоение себе их полномочий, объявление Конституции, законов недей­ствующими и установление новой, не предусмотренной зако­нами, структуры органов власти, а также реальным разгоном существовавших на тот период органов власти Ельцин совер­шил тяжкое преступление, предусмотренное как статьей 64 Уголовного кодекса РСФСР, так и статьей 278 УК РФ.
Последняя часть диспозиции статьи 64 Уголовного ко­декса РСФСР прямо гласит — заговор с целью захвата влас­ти. Субъектом данного деяния может быть как частное, так и должностное лицо, граждане или неграждане Российской Федерации.

Законодатель не делает разграничения, в отно­шении какой власти совершены такие неконституционные силовые действия: или это законодательная власть, или это судебная власть, или это какой-либо орган в субъекте Феде­рации, или власть какого-либо должностного лица на уров­не республики или на уровне министерства, ведомства. Зако­нодатель также говорит, что захват власти может состояться по любым мотивам, в том числе и лично корыстным, с целью прекращения деятельности даже определенного долж­ностного лица. В нашем случае была захвачена власть народ­ных депутатов, законодательных органов — и не только зах­вачена, но и прекращена их деятельность. Сам же захват власти состоялся с целью изменения конституционного строя в стране.
По сути дела, указ № 1400 явился тем актом, в резуль­тате которого Российская Федерация перестала быть парла­ментской республикой и перешла, как говорится, «под кры­шу» президентской республики. Конституция, ранее действу­ющая и закреплявшая всю структуру власти, объявлялась в этой части утратившей силу, так же как и все законы, кото­рые устанавливали судебную и исполнительную власть.

Мы отмечаем, что эти деяния не декриминализированы новым Уголовным кодексом, который принят Государствен­ной Думой и введен в действие в январе 1997 года. Диспози­ция статьи 278 нового Уголовного кодекса Российской Фе­дерации прямо гласит: «Действия, направленные на насиль­ственный захват власти или насильственное удержание влас­ти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционно­го строя Российской Федерации».

Таким образом, все элементы диспозиции статьи 64 УК РСФСР присутствуют и в диспозиции статьи 278 УК РФ.

Мы отмечаем, что в заговоре вместе с Ельциным участво­вали члены правительства и руководители министерств и ве­домств, мэрии города Москвы, беспрекословно выполнившие распоряжения президента, а также лица, подготовившие про­ект президентского указа № 1400. Мы не хотим сегодня назы­вать фамилии, потому что их деяния будут предметом других исследований. Но мы предоставили комиссии указы президента о награждении лиц, особо отличившихся в событиях сентяб­ря — октября 1993 года: о присвоении звания Героя России министру внутренних дел Ерину, о присвоении звания генера­ла армии Кобецу и о награждении группы высоких должност­ных лиц. Мы полагаем, что заговор, который организовал Ель­цин, был осуществлен группой этих и других лиц.

Верховный Совет Российской Федерации 22 сентября 1993 года своим постановлением № 5783/1 расценил действия президента Ельцина как государственный переворот, то есть этим деяниям уже на тот период была дана должная оценка.

Днем раньше Президиум Верховного Совета Российской Федерации своим постановлением, на основании статьи 1216 Конституции Российской Федерации, дал такую же оценку действиям президента и прекратил его полномочия.

Напомним положения этой статьи: «Полномочия прези­дента РСФСР не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РСФСР, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти». В противном случае они пре­кращаются немедленно.

Объявление о том, что полномочия президента прекращены, по сути дела, ввело в действие тре­бования статьи 121г' Конституции, и с этого момента прези­дент утрачивал свои полномочия.

21 сентября 1993 года Конституционный суд признал указ президента № 1400 неконституционным и усмотрел в его действиях основания для отрешения Бориса Ельцина от должности и для введения в действие специальных механиз­мов его ответственности в порядке статей 121 и 121 Кон­ституции Российской Федерации. Одно из этих оснований в какой-то степени связано с тем, что президент Российской Федерации может быть отрешен от должности в случае нару­шения Конституции Российской Федерации, законов Рос­сийской Федерации, а также данной им присяги.
Документы, постановления Президиума Верховного Со­вета, самого Верховного Совета и заключения Конституци­онного суда Российской Федерации нами представлены ко­миссии.

Обращаем особое внимание на то, что судебная власть в лице Конституционного суда установила противоправность в деяниях президента, которая носит уголовно наказуемый характер, о чем говорилось выше.

Судебный орган уже вынес решение о правомочности и наличии достаточных оснований для отстранения Б.Ельцина от занимаемой должности. Он сделал то, что должны сделать мы сейчас, то, что хотят замолчать или заболтать политичес­кие спекулянты, откровенные или заблудшие сторонники Б.Ельцина.

У нас нет сомнений и в том, что президент Российской Федерации действовал с прямым умыслом и с достаточно определенной целью по захвату власти, законодательных и иных органов, по отмене действия Конституции и иных за­конов. Еще в марте 1993 года президент делал подобную попытку, когда с телеэкрана объявил об Особом порядке управления страной, по сути дела, прообразе указа № 1400. Но тогда, в марте, президент не осмелился ввести в дей­ствие этот указ, он не был опубликован в средствах массо­вой информации. Президент отложил его введение до сен­тября 1993 года.

Об умысле президента говорят сами положения указа № 1400. Какие еще нужны доказательства того, что президент действовал умышленно, именно с этой целью? Он предви­дел наступление последствий и осознанно стремился к ним. После издания указа № 1400 последовала масса указов пре­зидента в этом же направлении, в том числе по имуществу Верховного Совета и по социальному положению депутатов.

Обосновывая «правомерность» издания и введения в дей­ствие своего указа № 1400, Борис Ельцин и его приспеш­ники постоянно ссылаются на результаты Всероссийского референдума 25 апреля 1993 года. Однако их аргументация несостоятельна. Напомним, что на этот референдум было вынесено четыре вопроса.

  1. Первый вопрос: доверяете ли вы президенту Российской Федерации Ельцину?
  2. Второй вопрос: одобряете ли вы социальную политику, осуществляемую президентом Российской Федерации и пра­вительством Российской Федерации с 1992 года?
  3. Третий вопрос: считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации?
  4. И четвертый вопрос: считаете ли вы необходимым прове­дение досрочных выборов народных депутатов Российской Фе­дерации?

Согласно действовавшему на тот период законодатель­ству, референдум по конституционным вопросам считал­ся состоявшимся, если в нем приняли участие более по­ловины граждан, имеющих право голоса и участия в го­лосовании, и если более половины граждан, имеющих подобное право — право на голосование, высказались по­ложительно по тому или иному вопросу.

По первому вопросу 58 процентов голосовавших сказа­ли: да, мы доверяем президенту Российской Федерации. По второму вопросу 53 процента заявили, что одобряют соци­альную политику, осуществляемую президентом.

В Центральной избирательной комиссии признали состо­явшимися голосование и получение положительного ответа на эти два вопроса.

Что касается результатов референдума по третьему воп­росу, то мы должны сообщить вам следующее. На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение досрочных выбо­ров президента Российской Федерации, положительно от­ветили 34 миллиона россиян. То есть они считали необходи­мыми досрочные президентские выборы. Отрицательно от­ветили 32 миллиона россиян. То есть более половины рос­сиян, которые участвовали в референдуме, считали необ­ходимым проведение досрочных выборов президента.

В связи с этим мы особо подчеркиваем, что у президента не только не было оснований распускать или присваивать полномочия законодательной власти, а ему в первую оче­редь нужно было ставить вопрос о своем досрочном уходе.

Теперь об итогах референдума по четвертому вопросу. На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение дос­рочных выборов народных депутатов Российской Федерации, 43 процента ответили утвердительно. То есть 50 про­центов плюс один голос за то, чтобы назначить досрочные выборы депутатов Российской Федерации, на референдуме подано не было. Так что референдум не выявил абсолютно никаких аргументов за досрочное прекращение деятельнос­ти законодательной власти Российской Федерации.

В указе № 1400 президент достаточно много упоминает о том, что якобы Верховный Совет оказывал прямое противо­действие социально-экономическим реформам, в нем про­странно говорится об обструкции «всенародно избранному» президенту, о подмене законодателями исполнительных ор­ганов власти. Но если бы президент действительно глубоко вник в итоги референдума по третьему пункту, у него, на­верное, не было бы абсолютно никаких оснований так заяв­лять, даже исходя только из ответов на третий вопрос. Боль­шинство россиян, принявших участие в референдуме, сказа­ли: «Необходимы досрочные выборы президента».

Подобные упреки со стороны Бориса Ельцина известны и депутатам Государственной Думы. За ними президент пы­тается скрыть собственную несостоятельность как главы го­сударства и свои претензии на неограниченную власть. В то же время уже всем известно, к каким результатам и послед­ствиям для России, ее народа привел ельцинский курс со­циально-экономических реформ. Его действительно надо было еще тогда пресечь, чтобы страна не оказалась в нынешних условиях: в руинах, с миллионами нищих, голодающих и безработных на грани выживания. Российский народ запла­тил слишком дорогую цену за политику президента — по сути дела, жизнями 4,2 миллиона человек. Именно на столько сократилось население Российской Федерации за последние пять лет правления Бориса Ельцина.

После прекращения полномочий президента, о чем в соответствии со статьей 1216 Конституции России объявил 21 сентября 1993 года Президиум Верховного Совета Рос­сийской Федерации, а его решение 22 сентября подтвердил Верховный Совет и затем Съезд народных депутатов, Бо­рис Ельцин, блокировав деятельность высших законода­тельных органов, насильственным путем захватил, как мы считаем, и власть президента Российской Федерации. В этой части мы предлагали Специальной комиссии уточнить наше обвинение, потому как с 21 — 22 сентября его полномочия были прекращены, президента в Российской Федерации фактически не было. Поэтому мы говорим, что все последующие нормативные документы, указы президента не имеют никакой правовой силы, являются юридически не­состоятельными.

Однако комиссия не учла наше мнение. И мы, в интере­сах решения главного вопроса об отрешении Ельцина от по­ста президента, не будем настаивать на своей позиции, хотя наша точка зрения имеет право на существование и, как мы убеждены, обоснована.

Она является и ответом нашим оппо­нентам, утверждающим, что деяния Б.Ельцина были реаби­литированы народом, проголосовавшим 12 декабря 1993 года за предложенный им проект конституции.

Во всем надо глубоко и беспристрастно разобраться.

Во-первых, мы считаем, что проект конституции на ре­ферендум был представлен не надлежащим лицом и им же было организовано голосование.

Во-вторых, голосование по конституции было проведе­но не по действующему тогда закону о референдуме, а по указу президента, в котором были заложены иные, зани­женные требования по количеству голосов, необходимых для одобрения проекта конституции.

На референдуме 12 декабря 1993 года за новую консти­туцию было отдано менее одной трети голосов всех избира­телей, тогда как по закону о референдуме конституция счи­талась принятой, если за нее проголосовало бы более поло­вины российских избирателей.

Поэтому мы полагаем, что конституция образца декабря 1993 года является лишь определенным общественным дого­вором о согласии, но никак не правовым актом.
И нам, законодателям, надо понять, что все государ­ственное устройство мы ведем на весьма зыбкой основе. Что касается этой конституции, то ее действие может быть пре­кращено указом нового президента.

Встретив сопротивление народных депутатов Российской Федерации, российских граждан, выступивших в защиту Кон­ституции, Борис Ельцин совместно с другими заговорщика­ми прибегли к военной силе. В столицу страны, в Москву были введены воинские подразделения и бронетехника. Утром 4 октября войска начали кровавый штурм Дома Советов.

Считаем необходимым заявить, что на заседаниях Спе­циальной комиссии Государственной Думы свидетельски­ми показаниями, другими материалами было подтвержде­но, что в ночь на 4 октября 1993 года, накануне штурма Б.Ельцин провел совещание в здании Генерального штаба Вооруженных Сил, на котором присутствовали председа­тель правительства В.Черномырдин, глава администрации президента С.Филатов, мэр Москвы Лужков, руководите­ли Министерства обороны, МВД, спецслужб. На этом сове­щании; не встретив никаких возражений со стороны при­сутствующих, Б.Ельцин лично отдал приказ о проведении штурма, на использование против Дома Советов танков, иной бронетехники.

Танки расстреливали Дом Советов прямой наводкой. На депутатов и граждан был обрушен шквал огня из автома­тов, пулеметов и пушек бронетехники. По официальным данным, в районе телецентра «Останкино» погибло 46 че­ловек, из них 45 гражданских лиц и один военнослужащий. Вокруг здания Дома Советов погиб 101 человек, из них 77 гражданских лиц и 24 военнослужащих Министерства обо­роны и МВД Российской Федерации.

У Дома Советов были расстреляны 27 человек, перед этим подвергнутых истязаниям, убит разрывной пулей в жи­вот один человек, ранены и добиты штыками три человека. В числе погибших — юноши и девушки, не достигшие совер­шеннолетия. Среди пострадавших пять женщин, которые ко всему были подвергнуты сексуальному насилию со стороны работников силовых структур, участвовавших в подавлении сил, вставших на защиту Конституции, из них одна после тяжелой физической и душевной травмы покончила жизнь самоубийством.

Все это дает право говорить о совершении Ельциным не просто преступлений против личности, а преступлений про­тив человечности, на которые не распространяются сроки давности и амнистии.

Как следует из официальных сообщений прокуратуры, из оружия, имевшегося у охраны Дома Советов и у лиц, участвовавших в защите Конституции в октябрьских собы­тиях около здания Верховного Совета и у телецентра в Ос­танкино, не был убит ни один человек. Что же касается убитых военнослужащих и работников органов внутренних дел, то у нас есть все основания говорить, что эти убийства были совершены с целью провокации спецслужбами Рос­сийской Федерации при штурме Дома Советов, для того чтобы действительно вызвать недовольство и гнев со сторо­ны народа деятельностью Верховного Совета и действиями лиц, находившихся около Дома Советов. И жертвами этой провокации стали те, кого бросили на штурм Дома Советов.

Эти действия Ельцина, связанные с организацией и осуществлением массового расстрела российских граж­дан, нами квалифицируются как тяжкое преступление, предусмотренное пунктами «в», «г», «д», «з» статьи 102 действовавшего на тот момент Уголовного кодекса РСФСР: как убийство многих лиц, совершенное с осо­бой жестокостью, способом, опасным для многих лиц, и в связи с выполнением потерпевшими своего служеб­ного, общественного долга по защите Конституции и Верховного Совета Российской Федерации. Ответствен­ность за эти деяния предусмотрена и в новом Уголовном кодексе — в пунктах «а», «б», «д», «е», «ж» части 2 ста­тьи 105.

Ельцинские защитники разных мастей наперебой твер­дят, что деяния сентября — октября 1993 года не могут слу­жить основанием для его отрешения от должности, так как они были амнистированы Постановлением Госдумы «Об объявлении политической и экономической амнистии» от 23 февраля 1994 года, № 65-ГД. Подобные утверждения несос­тоятельны по следующим основаниям.

Во-первых, положения статьи 93 Конституции РФ не связывают процедуру отрешения президента с изданием акта об амнистии, иных обстоятельств и условий, не указанных в Основном законе, а лишь требуют установления наличия в деяниях президента признаков тяжких преступлений или со­вершения государственной измены.

Следует отметить, что акт амнистии освобождает винов­ное лицо от наказания, но не декриминализирует само пре­ступное деяние.

Более того, Конституция считает несовместимым пребы­вание на посту президента с совершением тяжких преступ­лений главой государства.

Во-вторых, пункт «в» части 1 постановления об амнис­тии гласит, что от наказания освобождаются лица, привле­каемые к уголовной ответственности «...за участие в собы­тиях 21 сентября — 4 октября 1993 года в г.Москве, связан­ных с изданием Указа президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституцион­ной реформе в Российской Федерации», и противодействие его реализации...».

Таким образом, амнистия освободила от ответственности лиц за участие в событиях, связанных с изданием указа № 1400, но не освободила от ответственности президента за само издание антиконституционного, преступного указа, с которого и начался насильственный захват власти. К тому же преступления, предусмотренные как статьей 278 УК РФ, так и статьей 64 УК РСФСР, считаются оконченными уже на стадии приготовления к их совершению.

И еще об одной позиции наших оппонентов, о их непос­ледовательности в суждениях.
Оправдывая заключение Б.Ельциным преступных Бело­вежских соглашений, они ссылаются на то, что соглашения были ратифицированы Верховным Советом Российской Фе­дерации, а посему, по их мнению, преступными не являются. Однако полностью отрицают конституционное право того же законодательного органа на признание им незаконности и преступности указа № 1400.

Захват президентом власти высших законодательных ор­ганов страны в сентябре— октябре 1993 года они готовы объяснить мнимым революционным порывом народа, «воз­главляемого Б.Ельциным», и тут же отрицают действитель­ный революционный взрыв огромных народных масс в ок­тябре 1917 года.

Немощность и несостоятельность аргументов наших оп­понентов приводит их к тому, что «право власти» они пыта­ются свести к юридической системе любых актов, исходя­щих от государственной власти, принятых в том числе и вопреки конституции страны. А это уже произвол, это уже насилие, это уже диктатура, переходящая в фашизм.

Война в Чечне

Суть третьего пункта обвинения заключается в том, что президент Российской Федерации, превышая служебные пол­номочия, принял ряд несоответствующих конституции страны указов об использовании Вооруженных Сил и подразделе­ний Министерства внутренних дел Российской Федерации в разрешении политического и вооруженного конфликта, возникшего в 1991 — 1994 годах на территории Чеченской Республики.

Итогом безответственного и непродуманного примене­ния Б.Ельциным военной силы и преступных действий че­ченских сепаратистов стали многочисленные человеческие жер­твы и огромные материальные потери.

По имеющимся оценкам, в чеченских событиях погибли десятки тысяч жителей этой республики и более 100 тысяч получили различные ранения и увечья. В этих же столкнове­ниях погибло около 10 тысяч военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел тех частей и подразделений, которые были введены на территорию Чеченской Республики.

Наступившие последствия явились результатом предше­ствующей недальновидной и преступной политики прези­дента, федеральных органов власти по отношению к лицам, осуществившим осенью 1991 года насильственный захват власти государственных органов Чеченской Республики.

Опасность и недопустимость подобной политики выра­зились в том, что, заигрывая с сепаратистами, президент, федеральные силовые ведомства и спецслужбы нередко сами фактически подталкивали их к массовым беззакониям и вы­ходу республики из состава Российской Федерации.

В силу ряда причин, в том числе соглашений с лиде­ром чеченских экстремистов Д.Дудаевым, Министерство обороны РФ оставило в «мятежной» республике две пус­ковые ракетные установки сухопутных войск, 42 танка, 34 боевые машины пехоты, 14 бронетранспортеров, 44 лег­кобронированных тягача, 260 гражданских и спортивных самолетов, свыше 57 тысяч единиц стрелкового оружия и большое количество боеприпасов, другой техники.

Осенью 1994 года силовые ведомства Российской Феде­рации передали большое количество оружия, боевой техни­ки и танков чеченским формированиям, находившимся в оппозиции Дудаеву. Однако значительная часть и этой тех­ники и оружия оказалась в руках сепаратистов, которые ис­пользовали их против федеральных войск. В деяниях прези­дента мы усматриваем превышение им служебных полномо­чий, признаки тяжкого преступления, предусмотренного частью 2 статьи 171 УК РСФСР, или частями 2 и 3 статьи 286 УК Российской Федерации.

Ввод федеральных войск в Чеченскую Республику связан с изданием Борисом Ельциным указа № 2137 «О мероприя­тиях по восстановлению конституционной законности и пра­вопорядка на территории Чеченской Республики», а также указа № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незакон­ных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта».

Мы полагаем, что эти указы приняты с грубейшим на­рушением действующей Конституции. Согласно части 3 ста­тьи 15 Конституции Российской Федерации, законы подле­жат официальному опубликованию. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанно­сти человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Это­го своевременно не было сделано.

Указ № 2137-С от 30 ноября 1994 года, с которого начи­нались ввод войск и боевые действия в Чечне, был засекре­чен. Он также не был опубликован, хотя непосредственно затрагивал интересы самих граждан Чеченской Республики, проживающих в этом регионе, равно как и всех граждан России. Напомним, что этим указом на территории Чеченс­кой Республики фактически было введено чрезвычайное положение.

В пункте 2 данного указа прямо говорится, что для руко­водства действиями по разоружению, ликвидации воору­женных формирований создается специальная группа, на которую, в частности, возлагались задачи введения и под­держания режима чрезвычайного положения на территории Чеченской Республики. В пункте 4 указа говорится об особом режиме въезда и выезда, об особом порядке передвижения, а при необходимости и об особых формах управления в зоне чрезвычайного положения.
Содержание только этих пунктов подтверждает, что указ затрагивал жизненные интересы миллионов российских граждан.

Этим же указом руководителю армейской группировки Грачеву предоставлялись широкие полномочия. Его приказы и распоряжения объявлялись обязательными для исполне­ния всеми органами исполнительной власти (это уже новая правовая норма, которая не предусмотрена Конституцией), воинскими формированиями, предприятиями и организа­циями, а также должностными лицами, принимавшими уча­стие в реализации плана мероприятий по восстановлению конституционной законности и правопорядка в Чеченской Республике.

Указом определялись задачи ряда министерств и ве­домств и сроки их исполнения, в частности по закрытию границ, воздушного пространства, подготовке плана осу­ществления режима чрезвычайного положения и ликвида­ции вооруженных бандформирований на территории Че­ченской Республики. Подчеркнем, что в его тексте прямо оговаривалось, что он издается в соответствии со статьей 88 Конституции Российской Федерации, которая предос­тавляет президенту Российской Федерации при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным кон­ституционным законом, право вводить на территории Рос­сийской Федерации или в отдельных ее местностях чрез­вычайное положение, с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе. Это кон­ституционное требование президентом Российской Феде­рации исполнено не было.

Что касается указа № 2166, изданного 9 декабря 1994 года, то он уточнил, а не отменил указ № 2137, который действовал и на момент ввода войск в Чеченскую Республику. За это время были совершены деяния, приведшие к тяжким послед­ствиям — к гибели людей и огромным разрушениям.

На момент издания указа № 2166 российское законода­тельство допускало использование Вооруженных Сил Рос­сийской Федерации для защиты государства не только от внешних угроз, но и для защиты собственного населения, территории и суверенитета страны (статья 1 Закона Российс­кой Федерации «Об обороне» от 24 сентября 1992 года), для защиты от внутренних угроз, направленных против личнос­ти, общества и государства, включая конституционный строй. Однако выполнение этого указа фактически было направле­но не столько против бандформирований, сколько против гражданского населения.

Отметим, что указы президента № 2137 и № 2166 вош­ли в грубое противоречие с Женевской конвенцией от 1949 года, ратифицированной СССР в 1989 году.

Присоединяясь к конвенции, мы обещали, что никогда не будем в качестве метода военных действий подвергать нападению, уничто­жать, вывозить или приводить в негодность объекты, необ­ходимые для выживания гражданского населения (статья 4 Дополнительного протокола Женевской конвенции), и что никогда объектом нападения не должны становиться уста­новки и сооружения, даже в тех случаях, когда такие объек­ты являются военными, то есть не подвергать гражданское население угрозе и не допускать потерь среди населения.

Вопреки взятым на себя обязательствам, по указанию Б.Ельцина на территорию Чеченской Республики были вве­дены войска, проводились крупномасштабные операции с использованием ракетно-артиллерийской техники, авиации, осуществлялись массовые бомбардировки населенных пун­ктов, которые привели к многочисленным человеческим и материальным потерям. Федеральное Собрание Российской Федерации неоднократно выступало с обращениями к президенту Б.Ельцину о недопустимости участия вооруженных сил в разрешении чеченского конфликта, однако все они были проигнорированы. Лишь потом он признает, что его решения были ошибочны. Мы же полагаем их не ошибоч­ными, а преступными, ибо привели они к огромным и невосполнимым жертвам.

Разрушение безопасности и обороноспособности страны

Уважаемые коллеги! Четвертый пункт обоснования поста­новки вопроса об отрешении президента Российской Федерации Б.Ельцина связан с обвинением его в государ­ственной измене (статья 64 УК РСФСР, статья 275 УК РФ), в форме нанесения огромного ущерба обороноспособности и внешней безопасности страны, совершенной в интересах иностранных государств, и в первую очередь Соединенных Штатов Америки.

Это обвинение включает в себя ряд умышленных дея­ний, совершенных Б.Ельциным на протяжении всего перио­да его правления, в результате которых произошло резкое снижение боеготовности Вооруженных Сил, разрушение во­енно-промышленного комплекса.

Мы исходим из того, что, согласно статьи 87 Конститу­ции Российской Федерации, президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами страны и не­сет прямую ответственность за их состояние.

Он же в соответствии с Основным законом государства обеспечивает не только безопасность российских граждан, но и в целом безопасность наших границ, на всей террито­рии Российской Федерации.

Что касается Вооруженных Сил, то мы убеждены, что их разрушение и ослабление обороноспособности Российского го­сударства последовали сразу же после заключения Беловежс­ких соглашений и распада Советского Союза, о чем мы под­робно говорили при изложении первого пункта обвинения.

Напомним, что после Беловежских соглашений Москов­ский военный округ стал приграничным военным округом. Это уже, быть может, одно из самых главных последствий, поскольку территория нашего государства сузилась до таких размеров.
Была разрушена также единая система управления войс­ками, в том числе и войсками противовоздушной обороны.

Сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что остаются без надежного воздушного прикрытия участки рос­сийской границы со стороны прибалтийских государств, Каспия, Казахстана. Только на северо-западе страны более 9 тысяч километров границы не оборудованы в фортификаци­онном отношении. Все это напоминает ситуацию начала вой­ны в 1941 году.

Надо сказать, что на территории бывших союзных рес­публик остались станции раннего предупреждения, пункты базирования флота, укрепленные пункты управления опера­тивно-стратегического назначения, большое количество бо­евой техники и современного оружия.

Для того, чтобы действительно осознать и ощутить раз­рушение обороноспособности наших Вооруженных Сил в результате Беловежских соглашений, приведем еще один пример.

Авиация стратегических ядерных сил России сегодня на­считывает чуть больше 60 бомбардировщиков. И в ближай­шие 10—15 лет мы не в состоянии будем воссоздать ее даже до потолка, который определен Договором СНВ-2, если мы его ратифицируем. И так по всем видам и родам Вооружен­ных Сил.

В угоду военному блоку НАТО Б.Ельцин в спешном по­рядке вывел из Восточной Европы самую мощную группи­ровку российских войск, насчитывавшую более 300 тысяч военнослужащих. Эти войска выводились на неподготовлен­ные места, нередко в открытое поле, были растасканы по регионам страны и фактически прекратили свое существова­ние. Это и есть государственная измена — деяния, совершен­ные вопреки национальным интересам.

В настоящее время, по оценкам отечественных и зарубеж­ных экспертов, российская армия не в состоянии проводить операции стратегического масштаба, осуществлять оператив­ную крупномасштабную переброску войск в различные реги­оны, а защиту границ Отечества она сможет обеспечить лишь при незначительной продолжительности боевых действий.

Сошлемся на оценку стратегических ядерных сил руко­водством Министерства обороны Российской Федерации. Надо отметить, что они пока в состоянии сдерживать развязыва­ние крупномасштабной агрессии против России. Однако за последние годы и в этих, казалось бы, благополучных с точки зрения их состояния войсках наблюдается устойчивая тенденция к снижению уровня боеспособности.

В Ракетных войсках стратегического назначения почти две трети находящихся в частях ракет выработали гарантий­ные сроки. Даже при условии максимального продления сро­ков эксплуатации ракетных комплексов существующая груп­пировка РВСН не сохранится после 2010 года. Более 70 про­центов пунктов управления сегодня эксплуатируются за пре­делами допустимых сроков. Практически все технические системы РВСН выработали двух- и трехкратный ресурсы и находятся в эксплуатации более 30 лет.

В Военно-Морском Флоте свыше 70 процентов ракетных подводных крейсеров стратегического назначения требуют проведения заводского ремонта и отдельных работ для под­держания их в боевой готовности. На выполнение этих работ Министерство обороны выделяет мизерные суммы, что не позволяет выполнять на должном уровне их капитальный технический ремонт. Из имеющихся 26 атомных подводных лодок почти половина являются морально и технически ус­таревшими и будут последовательно выведены из боевого состава. На остальных подводных судах количество боезаря­дов может сократиться к 2003 году на 75 процентов. Надо сказать, что корабельный состав Вооруженных Сил Россий­ской Федерации сегодня сокращен в два раза. К 2001 году потребуется капитальный ремонт уже 60 подводных лодок и 80 процентов боевых надводных кораблей.

В Военно-Воздушных Силах (а в настоящее время ВВС и войска ПВО объединены) исправность самолетного парка не превышает 55 процентов. К 2001 году истекает ресурс эксплуатации стратегических крылатых ракет. И даже техни­ческое продление срока службы крылатых ракет в два раза не обеспечит нам надежной безопасности.
В составе стратегических ядерных сил, как отмечают спе­циалисты, в России к 2003 году останется около тысячи боезарядов. Утрачена значительная часть кадрового, научно-технического и промышленного потенциала, практически ос­тановлены воспроизводство и модернизация элементов стра­тегических ядерных сил.

В настоящее время возможности наших стратегических ядерных сил примерно в два с половиной раза ниже воз­можностей ядерных сил Соединенных Штатов Америки. К 2007 году по количеству стратегических ядерных боевых средств Россия будет уступать Соединенным Штатам при­мерно в семь раз и утратит свое положение равного парт­нера, то есть ведущей ядерной державы.

Сухопутные войска находятся в еще более худшем состо­янии. В настоящее время в их составе развернуто 12 полков в постоянной готовности и один полк — в составе береговых войск Балтийского флота. В Сухопутных войсках преоблада­ют устаревшие образцы ракетных комплексов оперативно-тактического и тактического назначения, а доля артиллерии составляет около 80 процентов всего вооружения.

Бронетанковые войска и техника находятся в критичес­ком состоянии. Значительную часть всего парка бронетанко­вой техники составляют устаревшие образцы.

Находящиеся на вооружении Сухопутных войск боевые и транспортные вертолеты не отвечают современным требованиям по мно­гим показателям. Более 40 процентов вертолетного парка на­ходится в непригодном состоянии.

Не лучшим образом обстоят дела и в войсках ПВО. Ко­личество зенитно-ракетных полков сократилось в четыре раза. Более 70 процентов радиолокационных средств зенитно-ра­кетных комплексов и радиотехнического оборудования в ча­стях ПВО выработали установленные ресурсы.

В связи с этим отметим мнение военных специалистов: можно иметь гору ядерных зарядов, но остаться абсолютно обезоруженным, уязвимым во всех отношениях, если систе­ма ПВО не будет отвечать современным требованиям.

Отметим, что войска США и НАТО имеют сегодня на вооружении современные образцы техники, которые состав­ляют 80 и более процентов. Если новая техника не будет поступать в наши вооруженные силы, то к 2005 году новых образцов окажется всего 5 — 7 процентов.

Из-за отсутствия финансирования неуклонно снижается уровень боевой подготовки Вооруженных Сил. В авиации на­лет летчика составляет 15 — 20 часов при средних нормах 150 — 180 часов. Выходы кораблей в открытое море сегодня, по сути дела, являются единичными. Дальние походы со­ставляют печальное исключение. Боевые корабли стоят на приколе на базах и приходят в негодность.

Наряду со слабой технической оснащенностью, одним из факторов разложения наших Вооруженных Сил является социальная незащищенность военнослужащих. Наиболее ост­рой остается проблема обеспечения их жильем. На 1 июня 1998 года 110 тысяч военнослужащих и 160 тысяч уволенных с военной службы не имели жилья. В связи с «реформирова­нием» грядет увольнение еще более 400 тысяч военнослужа­щих, значительная часть которых также не имеет жилья.

Не решена проблема задолженности военнослужащим по денежному содержанию. В разные периоды она достигала более 12 миллиардов рублей. В течение более двух лет офи­церы не получают денежную компенсацию взамен продо­вольственного пайка. Во многих гарнизонах семьи военнос­лужащих, гражданский персонал лишены медицинского обслуживания. Уровень материального обеспечения офице­ра российской армии в 10— 15 раз ниже, чем в армиях развитых государств, и более чем в четыре раза упал по сравнению с 1991 годом. И в то же время офицеры в ряде подразделений МВД, в частности офицеры спецназа, полу­чают денежные оклады в два-три раза выше, чем армейс­кие офицеры.

Таким образом, президентом центр тяжести в значи­тельной степени перенесен на внутренние силовые структу­ры, а не на оборону, не на армию. В качестве примера со­шлемся на один факт. В 1997 году расходы на питание ар­мии были профинансированы лишь на 190 дней. Питатель­ность выдаваемого армейского пайка снизилась более чем на 30 процентов. Военнослужащие получают от 20 до 60 процентов положенного им вещевого довольствия. Надо при­знать, что склады НЗ (неприкосновенный запас) полупус­тые, запасы текущего довольствия по питанию фактически нулевые.

Дневной паек солдата срочной службы по нормам дол­жен составлять примерно двенадцать с половиной рублей. На сегодня этот паек нередко составляет всего 2—3 рубля. В некоторых войсковых частях вместо трехразового введено двухразовое питание. Наши вооруженные силы скоро станут армией дистрофиков, больных людей.
Все это не могло не повлиять на моральный дух и дис­циплину в войсках. Падает престиж военной службы, уси­ливается негативное отношение гражданского населения к военным. Этому во многом способствует и развернутая сред­ствами массовой информации беспрецедентная в мировой истории кампания по дискредитации вооруженных сил соб­ственной страны. Одним из ее последствий стало увеличе­ние числа молодежи, не желающей служить в армии, что вынуждает военное руководство призывать на службу мо­лодых людей с низким уровнем образования, физически не подготовленных, ранее судимых. А это ведет к падению дисциплины, к низкой профессиональной подготовленнос­ти, к ухудшению морального климата во всех войсках.

Еще один показатель низкого морального духа наших Во­оруженных Сил. О своей готовности к участию в боевых дей­ствиях по отражению внешней агрессии заявляют лишь 60 процентов опрошенных, по защите конституционного поряд­ка в стране — 30 процентов. Начиная с 1992 года, в войсках Российской Федерации совершается ежегодно в среднем по­чти три тысячи преступлений, при этом количество тяжких преступлений составляет более трети всех правонарушений.

Процветает незаконный оружейный бизнес путем кражи и продажи оружия. В 1997 года из складов, караульных поме­щений и казарм воинских частей было похищено 447 авто­матов, более 770 ручных фанат, свыше 110 тысяч боевых патронов.

В армии и на флоте неуклонно продолжает расти число погибших военнослужащих. В 1996 году погибло 1037 чело­век, в 1997 году— 1057, за первые четыре месяца 1998 года число погибших военнослужащих составило 120 человек. К тому же ежегодно в армии десятки офицеров кончают жизнь самоубийством. Это, как говорится, не от хорошей жизни, которую президент, он же Верховный Главнокомандующий обеспечил офицерам. Среди основных причин роста смертнос­ти, включая суицид, — не обеспеченное в правовом и финан­совом отношении сокращение армии и флота, невозможность трудоустройства членов семей военнослужащих в военных го­родках. Ну и, конечно, проблема с жильем.

Под любыми предлогами сегодня молодые люди, обя­занные по Конституции служить в Вооруженных Силах, от­казываются от призыва. В армию призывается менее 20 про­центов всех подлежащих призыву граждан. До 40 процентов новобранцев не могут выполнить самые минимальные нор­мативы по физической подготовке. Около 12 процентов имеют дефицит веса. Каждый четвертый требует медицинского кон­троля по причине ослабленного здоровья и хронических за­болеваний. У 28 процентов призывников имеются признаки отставания в умственном развитии. Конечно, такое положе­ние проистекает из той общей ситуации, которая сложилась сегодня в российском обществе: разрушена экономика, раз­рушается и социальная сфера.
И надо сказать, что та военная реформа, о которой так много говорил президент, фактически сведена к единствен­ному способу решения проблем — это к простому сокраще­нию Вооруженных Сил. Она проводится в обстановке внут­риполитического кризиса и ухудшения экономического состояния страны, и надо сказать, что эту задачу так просто не решить.

Но нужны ли России большие вооруженные силы и спо­собны ли мы себя защитить в случае конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, позволим привести некоторые циф­ры, свидетельствующие о состоянии вооруженных сил ус­ловного или возможного противника Российской Федера­ции.

К 2000 году, согласно некоторым документам, в том числе изданным президентом, в сухопутных войсках России намечено иметь 150 тысяч военнослужащих — это офицеры и солдаты срочной службы. Для сравнения отметим, что Франция, которой никто не угрожает да и находится она далеко от России и очагов напряженности, имеет в своих сухопутных войсках 230 тысяч человек, Германия •— тоже 230 тысяч., Соединенные Штаты — 1088 тысяч.

Еще об одном моменте, который показывает, надо или не надо иметь мобильную, хорошо оснащенную армию.

На западном направлении со стороны НАТО развернуты 41 дивизия и 86 бригад, находящихся в постоянной боевой готовности. А сколько в России развернуто на этом западном направлении? Четыре дивизии и пять бригад. Соотношение 10:1 в пользу НАТО.

Восточное направление. Коалиционная группировка су­хопутных войск США и Японии имеет 15 развернутых ди­визий. У России — ни одной развернутой дивизии. Китай имеет 109 дивизий, Россия в Забайкальском и Дальневос­точном округах содержит одну развернутую дивизию. Соот­ношение 100:1.

И еще один момент, о котором хотелось бы сказать в подтверждение того, что Вооруженные Силы действительно находятся в стадии деградации. За пять лет авиация Сухопут­ных войск получила всего 57 вертолетов, при ежегодной потребности в 70 — 75 вертолетов. По имеющимся прогнозам в Сухопутных войсках к 2000 году может не оказаться ни одного пригодного для эксплуатации и ведения боевых дей­ствий вертолета.

Деградацию Вооруженных Сил мы непосредственно свя­зываем с ежегодным невыполнением правительствами пре­зидента военного бюджета, что ведет к прямому уничтоже­нию обороноспособности страны.

За период с 1992 по 1997 годы планируемые законами о федеральном бюджете ежегодные расходы на национальную оборону, с учетом пенсионного обеспечения, снизились с 4 — 5 процентов до 3,5 процента валового внутреннего про­дукта и были в среднем ниже минимальных потребностей. Но и тот бюджет, который утверждается Федеральным Со­бранием, не выполняется.

В 1997 году на строительство и содержание Вооруженных Сил было выделено 58,7 миллиарда из 88, предусмотренных федеральным бюджетом, что составляет 66,4 процента. К кон­цу 1998 года на эти цели выделено всего 36 процентов от того, что запланировано законом о бюджете.

Мы полагаем, что невыполнение бюджета в этой час­ти — прямая вина президента Российской Федерации, раз­рушающего обороноспособность и Вооруженные Силы.
Позвольте теперь остановиться очень кратко на состоянии дел в оборонно-промышленном комплексе, напрямую связан­ном с вооруженными силами. Следует констатировать, что его положение в последние годы обострилось до предела. Мини­стерство обороны Российской Федерации задолжало предприя­тиям оборонного комплекса по госзаказу сумму, превышаю­щую размеры финансирования текущей годовой программы. В 1997 году 153 головных оборонных предприятия вообще не имели госзаказа, что повлекло за собой прекращение выпуска комплектующих изделий для 1057 предприятий страны.

Задолженность по зарплате только за 1997 год, по офи­циальным данным, составила 4,1 миллиарда рублей, а с учетом всех уровней компенсаций — около 8 миллиардов рублей. Оборонные предприятия, в свою очередь, в долгу перед пенсионным и другими внебюджетными фондами. Их задол­женность составляет примерно 9—10 (это на начало 1998 года), а сегодня уже 11 — 12 миллиардов рублей.

Можно до бесконечности приводить эти цифры. Еще раз подчеркнем: мы глубоко убеждены, что идет осознанное раз­рушение Вооруженных Сил, безопасности Российской Фе­дерации, которое началось еще с подписания преступных беловежских договоренностей, а также с издания президен­том Российской Федерации ряда других нормативных актов в развитие этих договоренностей.

Разрушение военно-промышленного комплекса напрямую связано с губительной кампанией приватизации, которая была проведена в соответствии с разработанной Б.Ельци­ным и закрепленной в его указах политикой разгосударств­ления собственности. В результате нее многие отечественные предприятия оказались под контролем зарубежных фирм.

Мы глубоко убеждены в осознанности разрушения Б.Ель­циным обороноспособности Российской Федерации. В случае военного конфликта страна окажется в таком же, если не в худшем положении, как Югославия в балканском конфлик­те. О разрушительных процессах, идущих в сфере обороны, Государственная Дума неоднократно информировала и пре­дупреждала президента, но он сознательно отказывался их пресечь. Это дает нам дополнительное основание утверждать, что в деяниях Б.Ельцина содержатся признаки государствен­ной измены.

Однако Специальная комиссия усмотрела в его действи­ях злоупотребление властью, признаки тяжких преступле­ний, предусмотренных частью 2 статьи 170 УК РСФСР и частями 2 и 3 статьи 285 УК РФ.

Учитывая то, что данная квалификация не изменяет оснований для отрешения президента от должности, мы соглашаемся с ней.

Геноцид российских народов

Я перехожу к анализу доказательств и материалов по последнему, пятому пункту обвинения, выдвинутого в от­ношении президента Российской Федерации Б.Ельцина: в совершении тяжкого преступления — геноцида, ответствен­ность за который предусмотрена статьей 357 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В своем анализе мы исходили и исходим из фактических данных о той ситуации, которая сложилась в стране за время президентства Ельцина, его конкретных действий и бездей­ствий. Мы исходили также из российского и международно­го законодательства, прав и обязанностей президента, пре­дусмотренных Конституцией Российской Федерации.

Наше обвинение в отношении президента Ельцина осно­вывается на том, что он, как мы уже отмечали, в соответ­ствии со статьей 80 Конституции Российской Федерации яв­ляется главой государства, гарантом Конституции страны, прав и свобод человека и гражданина. Он же, по Конституции, определяет основные направления внутренней и внешней по­литики государства. Президент несет полную ответственность за состояние экономики, Вооруженных Сил, за социальную сферу, уровень жизни россиян, поскольку он формирует фе­деральное правительство, непосредственно руководит деятельностью силовых министерств и ведомств, министерств иност­ранных дел, юстиции, российских спецслужб.

Постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года «О правовом обеспечении экономичес­кой реформы» президент до 1 декабря 1992 года вправе был приостанавливать действие законов, принимать указы, про­тиворечащие законам Российской Федерации. Именно в этот период президентом были приняты указы, открывшие доро­гу для приватизации, ограбившей и разорившей большин­ство россиян, другие антигуманные решения.

Конституционный суд Российской Федерации 30 апреля 1997 года своим постановлением подтвердил право прези­дента на издание указов по урегулированию той сферы об­щественных отношений, где должен действовать закон до его принятия. Надо сказать, свое «указное» право президент использует достаточно широко и вольно.
Понятие «геноцид» впервые в международное право было введено и закреплено Конвенцией о предупреждении пре­ступления геноцида и наказании за него, принятой Гене­ральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года.

Советский Союз присоединился к этой конвенции в 1954 году, и потому ее действие распространяется на Российскую Федерацию как правопреемницу СССР. Статья 2 данной кон­венции определила геноцид как «действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путем: первое — убийства членов такой группы; вто­рое — причинения серьезных телесных повреждений или умыш­ленного членовредительства членам такой группы; предумыш­ленного создания какой-либо группе таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое унич­тожение ее, предотвращение деторождения в среде такой груп­пы, И последний пункт: насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую».

Аналогичное определение преступления геноцида содержится в статье 357 Уголовного кодекса Российской Федерации, кото­рое отнесено к категории тяжких преступлений, и за него уста­новлена исключительная мера наказания — смертная казнь.

Уголовная ответственность за геноцид впервые в Рос­сийской Федерации установлена Уголовным кодексом РФ, вступившим в силу с 1 января 1997 года. Однако мы полага­ем, что ответственность за геноцид, предусмотренная меж­дународной конвенцией, действует в России с более раннего периода. В этой связи уместно сослаться на статьи 28 и 63 Конституции, действовавшей до 12 декабря 1993 года.

В статье 28 говорилось, что Российская Федерация ува­жает права и свободы человека, включая права национальных меньшинств, путем «добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права». К таковым относится международная Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

Статья 63 Конституции РФ закрепляла право каждого гражданина «в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные орга­ны по защите прав и свобод человека и гражданина».

Необходимо напомнить и о содержании статьи 15 Кон­ституции, введенной в действие после 12 декабря 1993 года, которая однозначно закрепила примат международного пра­ва над национальным законодательством. В части 4 названной статьи указано, что «общепризнанные принципы и нормы меж­дународного права и международные договоры Российской Фе­дерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации уста­новлены иные правила, чем предусмотрены законом, то приме­няются правила международного договора».

Таким образом, исходя из российского законодательства президент Российской Федерации Борис Ельцин может не­сти ответственность за геноцид за весь период нахождения в должности президента страны.

В подтверждение нашей позиции мы представили комис­сии «Конвенцию о неприменимости срока давности к воен­ным преступлениям против человечества», принятую Гене­ральной Ассамблеей 26 ноября 1968 года, которая ратифи­цирована Советским Союзом в 1970 году, то есть является обязательной для исполнения Российской Федерацией. В ста­тье 1 конвенции говорится: «Никакие сроки давности не при­меняются к следующим преступлениям, независимо от време­ни их совершения». И в этом перечислении есть «преступление геноцида, определяемое в Конвенции 1948 года о предупрежде­нии преступления геноцида и наказании за него, даже если эти действия не представляют собой нарушение внутреннего за­конодательства той страны, в которой они были совершены». Таким образом, названная конвенция однозначно утвержда­ет, что наказание за преступление геноцида должно после­довать, даже если внутреннее национальное законодатель­ство не определяет за него ответственность.

Преступления геноцида совершаются с прямым умыс­лом. Виновное лицо осознанно желает наступления тех по­следствий, которые указаны в Конвенции о предупрежде­нии преступления геноцида и наказании за него, а также в статье 357 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как правило, геноцид заключается в совершении ряда организованных, целенаправленных, складывающихся в оп­ределенную линию поведения действий. Вместе с тем, это могут быть и бездействия, составляющие тоже конкретную линию поведения, как, например, оставление людей без пищи, неоказание им помощи, срыв завоза продуктов, топ­лива, иных источников для нормального проживания на Крайний Север, Камчатку, Сахалин, в Приморье, длитель­ная невыплата заработной платы, пенсий и так далее.

Это и есть форма геноцида в виде непринятия мер по спасению умирающих, с расчетом на то, что в результате такого бездействия смерть тысяч, миллионов людей неиз­бежно наступит.

Субъектом преступления в форме геноцида может быть обычное физическое или должностное лицо. В нашем слу­чае — Борис Ельцин, глава государства, президент Российс­кой Федерации.

Мы считаем, что геноцид, проводимый президентом России и его окружением, осуществляется путем преду­мышленного создания для коренных народов России, в пер­вую очередь русского народа, таких жизненных условий, которые ведут к их физическому уничтожению, в том чис­ле путем предотвращения деторождения.

Мы не считаем сегодня нужным называть фамилии со­участников геноцида, поскольку предметом исследования является деятельность президента. Они есть, и ответствен­ность за него наступит в недалеком будущем. И понесут эту ответственность бывшие председатели правительства и лица, исполнявшие эти обязанности, ряд бывших министров Рос­сийской Федерации, помощников и советников президента.

Причины геноцида мы связываем с так называемым крупномасштабным реформированием общества, начатым в начале 90-х годов Ельциным и его командой, с заменой одного общественно-политического строя другим, что, не­сомненно, вызвало разрушение прежних жизненных усло­вий граждан, без какой-либо компенсации понесенных ими потерь. Причины кроются в стремлении президента в крат­чайший срок вытравить из сознания людей ранее сформировавшуюся идею патриотизма и предшествующую кон­цепцию развития общества. Вытравить через уничтожение определенных групп людей — носителей этих убеждений. Поэтому геноцид в первую очередь обрушился на лиц по­жилого возраста, пенсионеров, проживших большую часть своих лет в Советском Союзе, а также на работников обра­зования, представителей науки и культуры, о чем подроб­но мы будем говорить далее.

А теперь о сути выдвинутого обвинения в отношении президента.

С начала 90-х годов нынешнего столетия Россия впер­вые вполне осязаемо столкнулась с депопуляцией, вырож­дением нации. Так, за последнюю пятилетку средняя про­должительность жизни для мужчин сократилась с 67 до 57 лет и для женщин — с 76 до 70 лет.

Неудержимо сокращается население России. В настоящее время число умерших превышает почти в два раза число ро­дившихся. Уровень рождаемости в стране является одним из самых низких в Европе и почти на 40 процентов ниже, чем требуется для простого демографического воспроизводства.

Потери населения за 1992 — 1997 годы составили свыше четырех миллионов человек. Общие же демографические поте­ри России с учетом умерших и неродившихся в силу неблаго­получных социальных условий превысили 10 миллионов чело­век. Для сравнения отмечу, что за время Гражданской войны (1918-1920 годы) численность населения страны сократилась на 2,8 миллиона человек. К 2005 году население России может уменьшиться еще на 9 — 10 миллионов человек.

С горечью и тревогой мы констатируем, что за время ельцинского правления количество детей в России сократи­лось на 3,7 миллиона.

В материалах комиссии имеются данные, свидетельству­ющие о том, что за семь лет в 500 семьях русских беженцев из Таджикистана, проживающих в невыносимых условиях в пригородах Москвы, не родилось ни одного ребенка.

Таковы некоторые последствия проводимой президен­том политики. На наш взгляд, она сродни методам депопу­ляции славянских народов, разработанным нацистами с це­лью расчистки экономического пространства СССР для расы арийских сверхчеловеков.

Сейчас эта политика проводится в интересах нового класса собственников, который рассматри­вает население страны как обузу, препятствующую эксплуа­тации природных ресурсов России.

Страна без внешнего вторжения несет сегодня человечес­кие, материальные и моральные потери, сравнимые с поте­рями от иностранной военной интервенции.

Политикой осознанного геноцида, связанного с пре­дотвращением деторождения, можно назвать издание ель­цинским правительством постановления № 567 от 8 мая 1996 года об утверждении перечня социальных показаний для абортов — искусственного прерывания беременности. К ним отнесены доходы на одного члена семьи ниже прожи­точного минимума, многодетность, отсутствие жилья, про­живание в общежитии или на частной квартире, женщина, не состоящая в браке, женщина или ее муж, признанные в установленном порядке безработными, и так далее.

Точно такую же политику в отношении абортов прово­дили на оккупированных территориях гитлеровцы. Сам тер­мин «аборты по социальным показаниям» губителями рос­сийских народов взят из документов нациста Гиммлера.

Количество абортов в России примерно в 1,8 раза пре­вышает число рождений. Женщины у нас, доведенные до отчаяния социальными условиями жизни, без надежды на их улучшение, отказываются продолжать род российский.

Если кому-то не нравится иностранное слово «геноцид», то давайте назовем все произошедшее в России за время президентства Б.Ельцина понятным русским определением как «массовое умерщвление, уничтожение людей с помощью финансово-экономической, социальной удавки, наброшенной на шею российских народов».

Знает ли президент об этих страшных процессах вымира­ния людей? Да, знает, но умышленно не предпринимает каких-либо действий по их спасению. Человек в ельцинских реформах лишь объект воздействия. Его жизнь осознанно при­несена в жертву так называемым рыночным отношениям, переделу собственности.

Об осведомленности и умышленных деяниях президента нет необходимости долго говорить. Все достаточно очевидно, и Комиссия по вопросам женщин, семьи и демографии при президенте Российской Федерации вынуждена была в пись­мах Федеральному Собранию в декабре 1998 года и в январе 1999 года признать российскую демографическую трагедию.

Пресс-секретари президента постоянно заявляют, что пре­зидент знает и контролирует ситуацию в России. Это мы слышим с вами на протяжении многих лет. Мы представили комиссии материалы Всероссийского пироговского съезда врачей, состоявшегося в ноябре 1995 года. Уже тогда врачи об­ратились с письмом к президенту и выразили тревогу по поводу кризисного состояния здоровья населения и медици­ны страны.
Отметили, что повсеместно происходит беспре­цедентное в мирное время уменьшение численности граждан России. Из-за недофинансирования гибнет здравоохранение — 80 процентов медиков больны и сами нуждаются в лечении. И далее врачи отмечали: обещания, изложенные президен­том, являющимся гарантом Конституции, в указе по вопро­сам медицины, остались невыполненными. Обращаясь к пре­зиденту, съезд заявил, что врачи не могут понять и принять безучастное отношение властей к проблемам здравоохране­ния, к здоровью и жизни граждан великой России.

Казалось бы, после этого президент и правительство дол­жны были принять экстренные меры, но произошло все наоборот. Мы предъявили комиссии резолюцию Второго пи­роговского съезда врачей, состоявшегося 7 июля 1997 года, и другие его материалы. В резолюции отмечено, что еще в ноябре 1995 года «съезд предупредил о реальной угрозе жизни и здоровью граждан и обратился к президенту и правительству Российской Федерации с настойчивой просьбой принять сроч­ные меры для вывода системы здравоохранения из критичес­кого состояния, однако адекватной реакции со стороны пре­зидента и правительства не последовало». Фактически ее во­обще не было, как констатируют делегаты съезда врачей. В результате ситуация еще больше осложнилась и остается не просто напряженной — она становится неуправляемой и се­годня реально угрожает безопасности страны.

Таков вывод съезда. Он созвучен положениям государ­ственного доклада Министерства здравоохранения Российс­кой Федерации. Суждение врачей абсолютно точное: реак­ции президента не было тогда, нет ее и с 1997 года. Одного только не осознают врачи, что идеология ельцинских ре­форм направлена не на сохранение народов России, а наобо­рот, на их уничтожение, в первую очередь старшего поколе­ния, хотя гибнут и дети.

Об этом достаточно красноречиво и откровенно выска­зывались идеологи ельцинских реформ и идейные наставни­ки президента. Так, «отец российской демократии» Гавриил Попов советовал, что реставрацию капитализма лучше всего начать путем повышения цен, сокращения доходов, обесце­нивания сбережений населения и затем — дележа собствен­ности. Население, как говорил «архитектор перестройки» Александр Яковлев, должно полностью лишиться сбереже­ний и привычных гарантий, тогда оно научится жить и ра­ботать так, как ему прикажут. Вот такова идеология.

Их идеи всемерно поддерживал и претворял в жизнь Егор Гайдар. Ему принадлежат слова, что пусть собствен­ность распределится сначала по силе, потом она распреде­лится по уму. Тот же Гайдар утверждал, что, мол, ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее. В таком же духе высказалась и входившая ранее в правительство России Хакамада: да, трудно реформы идут, и так будет продолжаться, пока все старое поколение не вымрет. Цинично, зато откровенно.

А теперь о механизме и этапах реализации политики ге­ноцида российских народов, и в первую очередь русского. Геноцид был предрешен Беловежскими соглашениями, в под­писании и реализации которых активное участие принял президент России. Именно Беловежские соглашения разор­вали единое жизненное, политическое, экономическое и культурно-языковое пространство, нарушили многовековые традиции, уклад жизни и воспроизводство населения еди­ной социальной общности и каждой нации (этноса) в от­дельности, в целом ухудшили среду обитания людей.

Устроители Беловежских соглашений, и прежде всего пре­зидент России, сознавали, что промышленное и сельскохо­зяйственное производство бывшей Российской империи, а потом и Советского Союза формировалось и развивалось как единый организм. И они знали, что любая попытка ра­зорвать его могла стать смертельной как в целом для страны, так и для любой ее части, оказавшейся в обособленном, «суверенном» пространстве.

К сожалению, худшие опасения стали сбываться. В Рос­сии последствия разрыва экономических связей усугуби­лись резкой сменой форм собственности, отказом государ­ства от разумного управления экономикой, сферой произ­водства, необдуманным переходом к рыночной экономике через политику «шоковой терапии».

Президент на протяжении семи последних лет в интере­сах смены политического и экономического строя сознательно осуществлял курс, который приобрел для страны деструк­тивный, разрушительный характер.

По многим экономическим показателям Россия отбро­шена на десятки лет назад. За время реформ общий объем промышленной продукции в стране сократился более чем наполовину. В отдельных отраслях экономики произошло об­вальное, катастрофическое падение валового внутреннего продукта. В частности, выпуск продукции машиностроения сократился на 60 и более процентов. Спад производства в легкой и текстильной промышленности составил свыше 80 процентов. На многих предприятиях других отраслей объем производства сократился в пять раз. Отдельные предприя­тия, в том числе градообразующие, практически прекратили производство, а их рабочий и инженерно-технический со­став остался без средств к существованию.

Подорванным в своей основе оказалось сельское хозяй­ство. Валовая продукция в хозяйствах всех категорий умень­шилась более чем на 35 — 40 процентов. Наполовину упал сбор зерновых. Производство мяса снизилось также наполо­вину, молока — более чем на 30 процентов. Поголовье круп­ного рогатого скота, овец и птицы уменьшилось в два и более раза. Для воспроизводства их до уровня 1990 года потребуется немало лет, как и на восстановление российско­го пахотного поля, которое сократилось более чем на 20 миллионов гектаров.

Еще в недалеком прошлом, уважаемые депутаты, Россия была одним из лидеров мирового научно-технического про­гресса, обладавшим наиболее мощным интеллектуальным по­тенциалом. Сегодня она стремительно обретает статус госу­дарства колониального типа. Свыше 80 процентов разрабо­ток новой техники и новейших технологий остаются невост­ребованными. Сотни тысяч научных и технических работни­ков уходят из науки. Теряя научный потенциал, страна теря­ет и будущее, возможность создать достойные условия жиз­ни для своих граждан.

Финансирование науки в России с каждым годом сокра­щается и сегодня составляет менее одного процента от ВВП, да и эти мизерные суммы не доходят до нее. В этом плане, на наш взгляд, представляются циничными, ничем не обеспе­ченными и указ президента Российской Федерации «О док­трине развития российской науки» от 13 июня 1996 года, и постановление правительства Российской Федерации от 7 мая 1997 года.

В декабре 1996 года все мировое сообщество потрясло из­вестие о самоубийстве директора Федерального ядерного цен­тра «Челябинск-70» Владимира Нечая, а в декабре 1997 года выстрел, всколыхнувший всю страну, раздался в домашнем кабинете Юрия Маматова, 49-летнего профессора, директора Института проблем вычислительной техники, члена-коррес­пондента Российской Академии наук. Почему талантливые русские ученые, которые служили и хотели служить державе, сегодня добровольно уходят из жизни? Ответ на этот вопрос может быть и сложным, и простым: от безысходности, утра­ты веры в будущее Российского государства, от того, что наука сегодня в России брошена на произвол.

Разрушение экономики и науки породило многомилли­онную армию безработных, лишенных элементарных гаран­тий физического выживания. Их численность, по официаль­ной статистике, колеблется от 6 до 7 миллионов человек, или 10 процентов экономически активного населения. А фак­тически безработица превышает 25 миллионов человек, из них лишь небольшая часть имеет возможность получать по­собие по безработице, да и то нерегулярно.

В интересах узкой социальной прослойки президент и пра­вительство провели в России приватизацию общенародной государственной собственности. В результате на долю относи­тельно благополучных 20 процентов населения сегодня при­ходится более половины совокупного объема доходов, при­чем основная их часть присваивается кланом 200 — 300 семей, узурпировавшим большую долю национальных богатств и го­сударственную власть в стране.

Приватизация, проведенная по сценарию Б.Ельцина, оп­рокинула производство, стала удобным средством для обво­ровывания, привела к обнищанию народов России и одно­временно вызвала мощную волну криминализации российс­кого общества, в частности повсеместную коррупцию. Прези­дент несет за это прямую ответственность. Массового обворо­вывания и обнищания людей не произошло бы, если в ходе приватизации были бы созданы правовые гарантии от обмана и хищений. Президент не только не сделал в этом направле­нии ни единого шага— наоборот, он разрушил последнее, что еще хоть как-то защищало граждан от произвола.

Верховный Совет Российской Федерации летом 1991 года принял закон «Об именных приватизационных счетах и вкла­дах в РСФСР». Согласно этому закону гражданам России должны были выделяться только именные приватизацион­ные счета-книжки, что охраняло бы их законные права. Од­нако президент, вопреки закону, 14 августа 1992 года издал указ № 914 «О введении в действие системы приватизаци­онных чеков в Российской Федерации», утвердив положе­ние о приватизационных чеках, которым полностью были устранены именные чеки-счета. Таким образом, Ельцин от­крыл широкую дорогу для ограбления народа и его обмана. К каким последствиям это привело, всем известно.

О преступном, грабительском характере приватизации Б. Ельцина предупреждали и информировали многие, в том числе и при анализе ее первого этапа. В частности, руководи­тель Центра системных исследований РГСИ, доктор эконо­мических наук профессор Ларионов еще в марте 1994 года подчеркнул, что назрела необходимость «кардинального из­менения концепции приватизации и процесса ее осуществле­ния, недопустимо дальнейшее пребывание во главе Госкомиму­щества Чубайса — одного из главных исполнителей шокотера-певтическихреформ, приведших страну к краю пропасти».

Доктор экономических наук профессор Колосов в своем заключении о ходе приватизации (также в 1994 году) отме­тил, что приватизация в ее современном исполнении не на­правлена на повышение эффективности производства. В це­лом мероприятия в области приватизации и методы ее осу­ществления главным образом способствовали растаскиванию государственного имущества. Для оценки реального ущерба, нанесенного государству и населению, потребовалось бы, по его мнению, специальное расследование. С такими же оцен­ками в марте 1994 года выступили Институт международных экономических и политических исследований, Институт эко­номики Российской Академии наук, Всемирный русский собор, Генеральная прокуратура Российской Федерации и многие другие.

Несмотря на это, президент отказался менять характер и направление приватизации. Либерализация цен, начатая с согласия Б.Ельцина правительством Гайдара в начале 1992 года, повлекла полное обесценивание доходов и сбережений граждан. Она тоже проведена в угоду узкому клану, нажив­шему и пополнившему свои богатства за счет обобранного абсолютного большинства населения. Одномоментно россия­не лишились сбережений в размере почти 250 триллионов рублей (это в старом исчислении), которые составляли важ­ный источник для существования.

В 1997 году 34 миллиона человек имели денежные дохо­ды ниже прожиточного минимума. По этому показателю бед­ность в России по сравнению с 1990 годом, накануне ре­форм, увеличилась в 14 — 16 раз. С учетом же роста цен на продукты питания, коммунальные услуги, связь, проезд на транспорте не менее 70 — 80 миллионов россиян находятся у черты или за чертой бедности, а фактически на грани выжи­вания.

А ведь еще в 1995 году, в своем послании Федеральному Собранию, Ельцин говорил как о национальном позоре о том, что за чертой бедности оказалась пятая часть населения страны. Это 1995 год. Тогда же, и даже ранее, другим нацио­нальным позором он называл появление «новых бедных» людей, длительное время получающих унизительно низкую заработную плату. И в то же время после произнесенных фраз о позоре Ельцин неоднократно отклонял законы о по­вышении зарплаты, пенсий по старости и нетрудоспособно­сти. В результате в 1998 году за чертой бедности стало жить почти 40 процентов населения России.

Мы всесторонне проанализировали все послания прези­дента Федеральному Собранию Российской Федерации. Они представляют для нас определенный интерес в том смысле, что президент знал о губительных для народа процессах. При­мечательно и то, что исполнение ежегодных посланий про­исходило почти с точностью до наоборот. Удивляться этому не приходится: президент постоянно декларирует публично одно, а практически делает противоположное.

В целом же хотелось отметить, что послания президен­та — это по сути проявление неслыханного цинизма и лжи, их можно назвать образчиками лицемерия и глумления над людьми. Каждое так называемое ельцинское послание о ре­формировании российского общества, обнажая смертельно опасные точки на теле больного организма, при его иска­женном исполнении становилось лишь очередным этапом в программе геноцида, истребления народов России.

Либерализация цен, обесценивание доходов и сбереже­ний граждан осуществлены и проводятся президентом впол­не осознанно и целенаправленно. В качестве свидетельства тому сошлюсь на некоторые факты.

Еще в октябре 1991 года Б.Ельцин заявил, что либера­лизация цен неизбежно будет сопровождаться введением мер по предотвращению роста заработной платы, ограничению выплат пенсий и пособий по социальному страхованию, со­кращению пособий по безработице, а также отменой огра­ничений цен на потребительские товары и услуги.

Эти меры в условиях потери населением имевшихся у него сбережений, длительной невыплаты заработной платы, пенсий неизбежно должны были привести и привели к ги­бели миллионов российских граждан.

— 49 —Президент осознавал всю пагубность своих установок, которые легли в основу «Меморандума об экономической политике Российской Федерации «, опубликованного в 1992 году, и последовательно претворяются им в жизнь.

В 1995 году был принят и вступил в силу закон «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации», который обязывал президента и правитель­ство принять исчерпывающие меры по восстановлению по­купательной способности вкладов граждан и возмещению им убытков. Эту же обязанность государственной власти закрепил своим решением 31 мая 1993 года и Конститу­ционный суд Российской Федерации. Однако ни прези­дент, ни правительство до сих пор не приняли каких-либо серьезных мер по исполнению законодательных ак­тов.
Президент и исполнительная власть несут прямую ответ­ственность за ограбление населения посредством финансо­вых пирамид, ибо они, не создав надежной правовой осно­вы, разрешили деятельность явно криминальных и полу­криминальных организаций, отобравших у россиян в то вре­мя более 20 триллионов рублей сбережений.

Знал ли президент об этом массовом ограблении? Да, знал.

Мы еще раз возвращаемся к посланиям президента Фе­деральному Собранию. В первых из них Ельцин заявлял, что немало людей, доверивших свои вклады недобросовестным компаниям и банкам, потеряли свои деньги. Проблема, по его мнению, требовала скорейшего разрешения.

Но вместо разрешения на россиян обрушился «черный вторник» октября 1994 года, когда рубль на валютных бир­жах обесценился или, как выражаются, «провалился» сразу на 800 пунктов. 17 августа 1998 года разразился так называе­мый «черный понедельник», приведший к паническому бег­ству иностранного капитала из России, разрушению всей банковской системы, к очередной массовой потере россия­нами своих банковских вкладов.

Однако уничтожение среды обитания населения, лише­ние его элементарных средств к существованию на этом не заканчивается. Несмотря на резкие и обоснованные протесты видных ученых и экономистов по поводу губительного для России и ее народа выбранного курса экономических ре­форм, президент отказался от его существенной корректи­ровки. Летом 1996 года с подобным письмом к нему обратилась группа лауреатов Нобелевской премии, как зарубеж­ных, так и отечественных, раскрыв всю пагубность таких экономических реформ для России.

Широко используя рычаги губительной макроэкономи­ческой политики, президент и гайдаровское правительство под предлогом борьбы с инфляцией сознательно пошли па уменьшение оборотной денежной массы в сфере производ­ства. Это сразу же вызвало кризис платежей, блокирование производства, криминализацию экономики, резкое сокра­щение заработной платы, а также стремительный рост вне­шнего и внутреннего государственного долга, который пра­вительство опять-таки пыталось погасить за счет сбережений граждан и невыплаты им заработной платы. На полные обо­роты была запушена машина по выпуску облигаций, иных суррогатов ценных бумаг для навязывания их россиянам вме­сто реальных денег. Еще один мощный удар по благосостоя­нию населения страны нанесен систематическим сокраще­нием социальных расходов, в первую очередь на образова­ние, медицину, пенсии, различные пособия.

Мы считаем, что президенту доподлинно известно, что для большинства населения зарплата является основным и чаще всего единственным источником существования. Не­смотря на это, в интересах обогащения небольшого клана, ставшего социальной опорой политической власти, он осоз­нанно пошел на длительную невыплату денег и пособий, фактически на умерщвление голодом сотен тысяч, милли­онов сограждан. На начало сентября 1997 года задолжен­ность по заработной плате в сфере производства достигла 53-55 триллионов рублей, в бюджетной сфере — 12-13 трил­лионов, а по детским пособиям превысила 14 триллионов рублей. Многим категориям работающих зарплата не выда­ется несколько месяцев, а у некоторых это длится годами. От недоедания и голода люди падают в обморок, многие кончают жизнь самоубийством. Ежегодно в России совер­шается более 60 тысяч суицидов; это почти в два раза боль­ше, чем в Советском Союзе.

Резко снизилась платежеспособность подавляющего боль­шинства россиян. Для сравнения, потребление основных про­дуктов питания на душу населения в 1990 году и в 1997 году соответственно составило (в килограммах): мяса и мясопро­дуктов — 70 и 48; молока и молочных продуктов— 378 и 135; рыбы и рыбопродуктов — 15 и 9,6. По оценкам специа­листов, уже сегодня дефицит белка в питании россиян составляет 35-40 процентов, витаминов — 50-60 процентов. При нормальном среднесуточном рационе примерно 3 000 кало­рий, у многих людей этот показатель неудержимо прибли­жается к критической черте. Если при такой ситуации смер­тность от голода составляет хотя бы один случай на тысячу населения (а это мы уже наблюдаем), то за год от недоеда­ния умирает примерно 150 тысяч человек.

В декабре 1997 года Федеральное Собрание, пытаясь пре­дотвратить продовольственный кризис и наступление голо­да, а также возрастающую зависимость страны от импорта основных продуктов питания, приняло закон «О продоволь­ственной безопасности Российской Федерации». В статье 4 закреплялось, что продовольственная независимость России считается необеспеченной, если годовое производство жиз­ненно важных продуктов питания составляет менее 80 про­центов потребности.

Президент возвратил закон Федеральному Собранию без рассмотрения только потому, что в нем предусматривалось гарантированное правительством обеспечение физической и экономической доступности для граждан страны жизнен­но важных продуктов, в соответствии с физиологическими нормами питания. По мнению же президента, для этого требовались дополнительные расходы из федерального бюд­жета.

Однако правительство своего заключения на проект закона не дало.
Разве это не геноцид?

Президент отказал россиянам в спасении их от голода и смерти только потому, что на это потребуются дополни­тельные расходы из бюджета! Более убедительного приме­ра политики геноцида в отношении народов страны вряд ли можно привести.

Возвратив по надуманным основаниям закон, президент не предложил ничего взамен. Нам остается добавить, что продукты питания стали ныне недоступными для многих россиян.

Надо учитывать, что страну вновь захлестывают тубер­кулез, холера, венерические и другие заболевания. Опас­ными темпами распространяется эпидемия СПИДа, число жертв только за 1996 — 1997 годы увеличилось более чем в семь раз и продолжает расти. Население страны оказалось подверженным массовой алкоголизации и наркомании, ду­ховному растлению, а это неудержимо разрушает челове­ческий потенциал России, особенно молодое поколение. Из-за бедности и низкого уровня материального обеспечения своих родителей, более половины школьников имеют ос­лабленное здоровье. Почти половина юношей-призывников не пригодна к несению воинской службы из-за физических и психических заболеваний. Одновременно катастрофичес­ки растет количество бездомных детей, абсолютно не вов­леченных в общеобразовательный процесс. Здесь ситуация конца XX века становится хуже, чем после Гражданской войны или в послевоенные годы.

В посланиях Федеральному Собранию 1995 и 1996 годов президент заявил о недопустимости деления образования для богатых и всех остальных, о необходимости ликвидировать позорную для страны проблему детской безнадзорности, а также сформировать систему государственных гарантий, бес­платной медицинской помощи.
К сожалению, эти слова остались пустым звуком, а без­надзорность детей увеличилась в несколько раз, и сейчас число таких детей превысило 3,5 миллиона. Медицинская помощь становится платной и недоступной рядовому росси­янину, как и продукты питания.

8 сентября 1998 года Государственная Дума, исходя из складывающейся ситуации, вынуждена была обратиться к пре­зиденту с просьбой о принятии чрезвычайных мер по спасе­нию детей России от голода. Во многих областях им в пищу скармливают уже комбикорм. По предварительным данным, несколько миллионов детей оказались на грани выживания. Ведь их уже нечем кормить, не хватает даже хлеба и молока.
И все это происходит на фоне баснословного обогаще­ния небольшой кучки людей, друзей Ельцина и его семьи, огромных финансовых затрат на содержание самого прези­дента, множества его резиденций, зон отдыха и так далее.

В результате геноцида резко сократилась численность на­селения Севера и дальневосточных окраин страны. В полном упадке находятся экономика и социальная сфера этих ре­гионов, а коренные жители, в том числе и малые народы Севера, обречены на повальное вымирание.

При всей очевидности проявления геноцида в России, псе же могут возразить, что те издержки, которые несет наше общество, являются неизбежным следствием ради­кального обновления и развития страны, а не результатом чьих-то злоумышленных действий. К тому же политика пре­зидента, по их мнению, была одобрена россиянами, когда его повторно избрали на высший государственный пост.

Мы не можем согласиться с подобным обоснованием.

Во-первых, несомненно произошел и продолжается великий обман народа относительно подлинной полити­ки Б.Ельцина.

Во-вторых, повторные выборы прошли с грубым нару­шением президентом избирательного законодательства, а результаты голосования были сфальсифицированы. Об этом мы достаточно подробно и много говорили. Дополнительно сошлюсь лишь на два обстоятельства.

Еще на Всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года более половины голосовавших — а это свыше 34 мил­лионов граждан, высказались за досрочное прекращение полномочий Б.Ельцина. А после его так называемого по­вторного переизбрания в июле 1996 года, по всей стране миллионы людей участвовали и участвуют в забастовках, митингах, других акциях протеста против президента и проводимой им политики.
Напомним, что законодательные органы 48 субъектов Рос­сийской Федерации приняли решения о поддержке начатой процедуры отрешения президента от занимаемой должности.

Несомненно и то, что нового реформатора-царя, каким был Петр Великий, из Бориса Ельцина не получилось, ибо первый хоть через кровь и муки народа, но созидал Рос­сию, второй же через воровство и смерть ее разрушал.

Навязанный Б.Ельциным народу экономический курс не имеет ничего общего с процессом созидания, со справедливой социальной политикой. Наоборот, он губителен и приведет страну к окончательному краху, если этот курс не изменить.

О сути политики президента надо судить не по его дек­ларативным заявлениям, а по конкретным действиям и их результатам. Они же, эти результаты, сегодня таковы, что иной оценки, кроме как геноцид, дать уже невозможно. В связи с этим считаю необходимым напомнить, что Нюрн­бергский трибунал судил нацистских преступников не за политическую идеологию, а за тягчайшие преступления, со­вершенные ими через человеконенавистническую политику.

Но даже и при наличии самой гуманной цели, если ги­потетически представить, что она есть у президента и его команды, в чем мы глубоко сомневаемся, политический курс не имеет права на существование, когда сам процесс дости­жения этой цели сопровождается огромными человеческими и материальными потерями, ничем не объяснимыми и ни­чем не оправданными.

Президент осознанно разрушил существовавшую отече­ственную индустрию питания и тем самым поставил страну в стратегическую зависимость от иностранных поставок. На­помним, что сегодня в России доля импортных продуктов составляет более 50 процентов, а в таких городах, как Мос­ква, Санкт-Петербург и Екатеринбург, — от 80 до 90 процентов.

Ликвидировав государственную монополию на произ­водство и реализацию алкогольной продукции, президент и правительство сознательно ввергли страну в сплошную ал­коголизацию, от чего опасно деградирует и вымирает насе­ление, особенно в сельской местности. К тому же, когда 11арод лишен денег, осознанно ведется отмена бесплатного образования и медицинского обслуживания, закрываются дошкольные учреждения.

Президент и правительство виновны в массовой утечке отечественных капиталов за границу, на сумму 350 — 400 миллиардов долларов США, и в препятствовании их возвра­та обратно. А это ведь деньги россиян, большинство которых ныне вынуждены влачить жалкое существование.

Мотивируя отсутствием финансовых средств в бюджете, президент дважды после 1996 года отклонял закон «О внесе­нии изменений в статью 10 закона «О ветеранах», который предусматривал дополнительные источники финансирования. Давно можно было бы существенно поправить материальное положение этих бедствующих россиян, если бы президент подписал закон. Государственная Дума и Совет Федерации вынуждены были преодолевать его вето, и только тогда, 18 ноября 1998 года, президент подписал этот закон.

Таким же образом президент упорно отклонял закон «Об упорядочении оплаты труда работников организаций бюджетной сферы». Госдума и Совет Федерации преодоле­ли вето президента, так как и без того мизерная заработная плата работников этой сферы не индексировалась около четырех лет и не даст возможности людям выжить в труд­ное время. Вето президента было преодолено Госдумой и Советом Федерации только в январе текущего года.

По надуманным основаниям президентом был отклонен закон «О неотложных мерах по государственной поддержке начального профессионального образования», принятый Фе­деральным Собранием в декабре 1998 года.

Президентом дважды, с декабря 1994 года, отклонялся закон «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации». Он вынужден был подписать его толь­ко после преодоления президентского вето Госдумой и Со­ветом Федерации. Трижды отклонял президент и принятый в июле 1996 года Федеральным Собранием закон «О базо­вой стоимости необходимого социального набора».

Президентом отклонены такие важные законы, направ­ленные на поддержание жизни россиян, как о порядке пе­ревода государственных ценных бумаг СССР или сертифи­катов Сберегательного банка СССР в целевые долговые обя­зательства Российской Федерации, о сертификатах Сберега­тельного банка СССР, размещение которых производилось через Сберегательный банк Российской Федерации. Тем са­мым россияне были лишены компенсации сбережений, ко­торые они имели на начало так называемых гайдаровских реформ — «шоковой терапии».

Наш анализ правовых документов, действий президента позволяет сделать однозначный вывод: Ельцин осознанно не допускал хотя бы минимального улучшения материального состояния вымирающих народов России. Заработная плата по его предложению или им самим повышалась только для работников судов, прокуратуры, органов МВД и спецслужб, то есть тех структур, которые с трудом, но еще поддержива­ют губительный для страны правящий режим. Вместе с этим обращаем внимание на то, что при упорном нежелании пре­зидента улучшить материальное положение россиян, им в нарушение Конституции Российской Федерации 18 июля 1998 года был издан указ № 854, которым в два и более раз были увеличены налоги с физических и юридических лиц за пользование землей. Это еще одна финансовая удавка на шее россиян.

Ссылка Бориса Ельцина на отсутствие в бюджете денег несостоятельна. В подтверждение этого мы сошлемся на мате­риалы проверок Счетной палатой исполнения бюджетов за 1996, 1997 и 1998 годы. Ни один принятый закон о бюджете не был исполнен правительствами, сформированными и ру­ководимыми президентом Ельциным. Более того, при ис­полнении бюджетов допускались массовые злоупотребления, а члены правительства занимались обманом. Несмотря на это, Ельцин не реагировал должном образом и ни разу не поста­вил вопрос об ответственности высокопоставленных долж­ностных лиц.

Только. при проверке Счетной палатой исполнения бюд­жета за 1997 год выявлен ущерб в 65,8 триллиона рублей (в старом исчислении), причиненный государству и обще­ству. Тем самым бездействие президента фактически поощ­ряло казнокрадов на разворовывание государственных де­нег, выделенных на социально-экономические цели.
Б.Ельцин не обеспечил исполнения, а в ряде случаев и новее отказался соблюдать международно-правовые акты, на­правленные на предупреждение голода и вымирания людей. Это Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (СССР присоединился к нему 3 января 1976 года); Декларация о праве народов на мир, принятая 12 ноября 1984 года; Декларация о праве на развитие от 4 де­кабря 1986 года; Всеобщая декларация о ликвидации голода и недоедания, одобренная резолюцией Генеральной Ассамб­леи ООН от 17 декабря 1974 года; Декларация об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества от 10 января 1975 года.

Ельцин умышленно не обеспечивает выполнения требований статьи 8 Декларации о праве на развитие, где сказа­но, что государства должны принимать на национальном уровне все необходимые меры для осуществления равенства возможностей для всех в том, что касается доступа к основным ресурсам, образованию, здравоохранению, питанию, жилью, занятости и справедливому распределению доходов.

Мы считаем, что президент является главным виновни­ком массовой коррупции, мздоимства, разлагающих госу­дарственный аппарат и разоривших россиян.
Президент, не желая активно бороться с криминальным миром, взяточничеством и теневой экономикой, отклонил закон «О борьбе с организованной преступностью», трижды под разными надуманными предлогами отклонял закон «О борьбе с коррупцией».
И еще несколько примеров из жизни наших дней. Пре­зидент и правительство не обеспечили своевременное фи­нансирование доставки топлива на Камчатку и тем самым обрекли население полуострова на голод и холод. При этом не только парализовав сферу производства, но и разрушив нормальное медицинское обслуживание, обучение молодого поколения. Сегодня население Камчатки, прежде всего ма­лые народы, находится на грани выживания. Это один из признаков осуществления геноцида, когда людей оставляют без продуктов питания, без топлива и света.

От безысходности, ради спасения от голодной смерти жители южно-курильских островов вынуждены заявлять о своем желании присоединить территорию, где они прожи­вают, к соседней Японии, абсолютно уже не веря в то, что федеральная власть в лице президента чем-то может им по­мочь и спасти.

Уважаемые депутаты! Геноцид объявлен одним из тяг­чайших преступлений против человечества. Его воздействие с губительной силой обрушилось на российских граждан. Страна находится в разрухе, корчится в предсмертных кон­вульсиях, и это само по себе уже делает невозможным даль­нейшее пребывание Б.Ельцина на занимаемой должности. Мы полагаем, что его отрешение станет началом процесса воз­рождения страны. Это в наших силах, уважаемые народные избранники. Наше положительное решение по вопросу обви­нения будет серьезным предупреждением как для нынеш­них, так и для будущих правителей России.

13 мая 1999 года

(Речь печатается в авторской редакции)