Выступление на пленарном заседании Госдумы при обсуждении антикоррупционных законопроектов (7 ноября 2008 г.)

Фракция КПРФ проголосует за принятие антикоррупционных законопроектов. Однако наше голосование будет не столько правовым, сколь политическим, и вот почему. Наконец-то, свершилось то, о чём мы говорили на протяжении двух десятков лет. Но наши предложения отвергались или большинством в парламенте, или президентами страны.

Напомню, что Ельцин в 1995—97 годах дважды отклонял законопроекты о борьбе с коррупцией и организованной преступностью, разработанные нашей фракцией совместно с другими депутатами Госдумы. А дальше барьеры на пути их принятия воздвигала команда Путина. И только президент Медведев, реально убедившись в том, что коррупция приняла масштабы национального бедствия, внёс обсуждаемый блок законопроектов. Коммунисты в Госдуме в который раз оказались правы в своих предложениях.

В самом деле, ещё тогда мы заявляли о необходимости установить те же самые декларации о доходах чиновников, конфискацию имущества, меры по контролю за поведением должностных лиц исполнительной власти, то, что сейчас предлагает президент. Тогда отклонили, и Россия понесла колоссальный материальный, нравственный, если хотите, и человеческий урон. Многих удалось бы спасти и от тюрьмы.

Потерянные годы не позволили законодателям, честным судьям и работникам правоохранительных органов наработать опыт и эффективно его использовать в противодействии злу. Такова цена недальновидности пропрезидентского большинства в Госдуме и одновременно безответственного, а в чём-то и преступного поведения чиновников высокого уровня. Сама коррупция стала главным тормозом в выработке законодательных мер.
Мы сегодня поддержим президента, ибо надеемся, что это его первые, но не последние шаги по противодействию коррупции. Что касается обсуждаемых проектов, то они, к сожалению, не содержат последовательных и эффективных предложений. В них много непроработанных позиций, пробелов и больше полумер, чем радикализма, а без него сегодня не обойтись. Мы проголосуем в надежде на то, что во втором чтении найдут поддержку наши инициативы об установлении конфискации как дополнительного наказания, связанного с изъятием у лиц, виновных во взяточничестве, всего имущества, за исключением необходимого для нормального проживания несовершеннолетних детей или родителей, находящихся на иждивении, а не только преступно нажитого, как предлагается в проектах. Мы за то, чтобы была более чётко прописана процедура работы с декларациями и чтобы они не стали предметом шантажа и торга у той же коррупции. Мы за расширение круга лиц, обязанных подавать декларации.

В проектах, как и в национальном плане по противодействию коррупции, нет ярко выраженной концепции, которая должна заключаться в неукоснительном исполнении законов всеми гражданами России, независимо от их должностного, социального положения и статуса. Создаётся такое впечатление, что предложения в основном направлены на установление ответственности и дисциплины там, внизу, но не в верхах. Например, в конституционный закон о правительстве предлагается лишь одна поправка на полстранички, хотя правительственная власть утонула в кумовстве, формируется по принципу землячества и личной преданности, а не по деловым качествам и профессионализму. Засилие «питерских» в высших эшелонах власти оборачивается для России большой бедой, в том числе и коррумпированностью.

Достаточно взглянуть на А.Сердюкова и прийти в глубокое разочарование от того, что сегодня некомпетентный человек из мебельного бизнеса возглавляет Министерство обороны. Это надругательство над страной, оскорбление Вооруженных Сил, вызывающее отторжение любых предложений по их реформированию, даже, может быть, и правильных.

Семейственность и кумовство укоренились и в регионах, а не-исполнение законов стало всеобщим явлением, большой трагедией России.

Мы поддержали действия президента Медведева по вводу российских войск в Южную Осетию. Мы понимали, что решение принималось им в экстремальной обстановке, но потом-то, хотя бы из уважения к закону, президент должен был направить представление в Совет Федерации об истребовании согласия на использование военной силы за пределами страны. Так предписывает российская Конституция. Но этого, увы, не произошло.

На местах отношение к праву ещё хуже. Страна стонет от произвола и волюнтаризма. Вот один пример из многих тысяч. Трижды Московский областной арбитражный суд обязывал мэра г. Подольска Пестова устранить препятствия в строительстве со-циального объекта. И трижды чиновник отказывался исполнять судебные решения, произнося одну фразу: «Не буду!». И с ним никто не может или не хочет разбираться, в том числе и федеральные структуры.

Как же тогда бороться с коррупцией? Надо сделать всё, чтобы пестовы после произнесения подобных фраз сразу одевали телогрейки и разгружали вагоны, но больше никогда во властные кабинеты не входили. Тогда будет порядок, и народ вздохнет с облегчением.
В противодействии коррупции сразу всё не охватить. Необходимо, в первую очередь, обратить пристальное внимание на далеко неблагополучную ситуацию в деятельности судов и правоохранительных органов, призванных противостоять преступности и произволу. Кадровую чистку надо начинать с них, одновременно создавая благоприятные условия для работы, чтобы они потом обеспечили борьбу с коррупцией во всех структурах государственной и муниципальной власти.

А пока, к сожалению, приходится отмечать, что слово «законность» постепенно исчезает из лексики защитников правопорядка и подменяется различными понятиями и целесообразностью.
Смею утверждать, что коррупция в значительной мере стала порождением чудовищно искажённых российских выборов разного уровня. Например, политсовет правящей партии «Единая Россия» заранее определяет высокие проценты на выборах для своих кандидатов и наказывает губернаторов-единороссов, их заместителей, если нужные проценты не обеспечены. Но это же выборы! При таком подходе руководители регионов, в свою очередь, толкают подчиненных на беззаконие со всеми вытекающими из этого последствиями. Видимо, здесь, в Москве, руководство партии недооценивает всех последствий от такой непозволительной практики правового развращения местных кадров.

Надо объективно отметить, что президенту Медведеву досталось тяжёлое наследие. В управленческих креслах сегодня сидят люди или погрязшие в коррупции, или виновные в том, что она расцвела буйным цветом. Поэтому рассчитывать на их активную борьбу со злом просто не приходится.

В стране пока не создано отлаженной системы общественного и государственного контроля за поведением чиновников. Нет разумной кадровой политики. Ряд губернаторов и министров десятилетиями сидят в одних и тех же кабинетах и «забронзовели», уже не считаются с законом. А коли так, то мы не одолеем коррупцию, не обеспечим надежную защиту граждан от преступных посягательств.

Наша фракция, поддерживая законопроекты, предлагает целый комплекс иных мер. При этом мы отмечаем, что самым сильным ударом по коррупции станет мощная экономика, материальное благополучие и социальная защищённость наших граждан, их активное участие в управлении государством, чего нет сейчас в стране.

Мы глубоко убеждены, что Совет Федерации должен формироваться путём прямых тайных выборов, как и Госдума. Федеральные округа выполнили поставленную перед ними задачу и их необходимо распустить, за исключением находящихся в них межрегиональных подразделений прокуратуры и МВД РФ. Судебная власть в стране должна формироваться исключительно Федеральным Собранием и законодательными органами регионов.

Мы за то, чтобы в стране был создан общественный комитет народного контроля за поведением чиновников с наделением его определёнными государственными полномочиями.
Это далеко не полный перечень наших предложений. Мы их вынесли на всеобщее обсуждение. Часть из них подготовим ко второму чтению в виде поправок.

В заключение ещё раз отмечу: без принятия радикальных мер нам Россию не уберечь.