Из стенограммы передачи «Момент истины» А.Караулова 2 февраля 2009 года

Андрей Караулов: Сегодня в студии Андрей Караулов, добрый вечер.

Виктор Иванович Илюхин. Один из самых ярких представителей коммунистического движения в России. Борис Резник — хабаровский журналист, депутат Государственной Думы рассказывал нашей программе перед Новым годом о том, как Виктор Иванович Илюхин защищает сегодня «воров в законе». «Воров в законе», которых судят на Дальнем Востоке.

Борис Резник: Самый главный по кличке «Сахно», фамилия его Сахнов Эдуард, Симакин — это Ева (кличка «Ева»), да, Шохирев по кличке «Молодой». Там полный раздрай в воровском сообществе, они разругались с другим «вором в законе» по кличке «Краб», из окружения Краба убили несколько человек, причём убили жутко, с отрубанием головы, одному отсекли руки. Все трое «воров в законе» оказались на скамье подсудимых и ещё одиннадцать человек. Авторитеты воровские. Сидели вначале в своём родном городе в Комсомольске-на-Амуре, их сначала наблюдали сотрудники управления по борьбе с оргпреступностью, в каких же они там содержатся условиях. Это было как в «Необыкновенном концерте» Образцова. Ковры и пальмы из ресторана «Астория». Кроме, ковром были замечательно оформлены камеры, в камере у Сахно, кроме там нескольких телефонов, ещё и компьютер с выходом в Интернет.

А.К.: То есть мог давать указания через Интернет.

Б.Р.: Оставляли их на хозработах, и они припеваючи жили в этой самой тюрьме, им носили из ресторанов обеды и так далее. Четырежды в краевом суде не могли допросить подсудимого, поскольку его из тюрьмы привозили в состоянии крайнего наркотического опьянения. И предупреждали судьи, вы следите, чтобы он не накурился там и не укололся в очередной раз, и опять привозили… Вот такое там творится в этих тюрьмах.

Вдруг сотрудники по борьбе с оргпреступностью перехватили разговор по телефону Сахнова. Он высказывал неудовольствие — чего мы тут сидим? Мы такие «бабки вломили» за то, чтобы развалили дело, 300 млн. руб., а дело не разваливается. Мне когда позвонили, я не поверил, потом пошёл в Верховный Суд к зампредседателя, действительно, подключился ваш депутат к развалу…

А.К.: Илюхин.

Б.Р.: Илюхин. Виктор Иванович.

А.К.: Что он делал?

Б.Р.: Во-первых, когда мне показали его письмо на имя председателя Верховного Суда, замечательных людей судят, вот они там боролись с наркотиками. Естественно, я беру телефон и звоню Виктору Ивановичу Илюхину. Обвиняются они по 43 статьям Уголовного кодекса. Похищение людей, грабежи, там полный джентльменский набор.

Виктор Иванович, вы что же делаете? Был начальником управления по надзору за КГБ, генерал-лейтенант, доктор юридических наук. Виктор Иванович слушает меня внимательно, потом говорит, слушай, я разберусь, и потом позвоню тебе завтра. На другой день Виктор Иванович мне звонит и говорит: Борис, знаешь, я действительно не разобрался, всё, больше никаких писем не будет. И вдруг мне звонит прокурор и говорит: мы получили письмо от Виктора Ивановича от 1 апреля уже, то есть 21-го говорил, что ни одного письма не пошлёт, и 1 апреля вновь посылает письмо. Я заинтересовался, сколько же разослал Виктор Иванович таких писем?

А.К.: В «защиту воров» в законе…

Б.Р. Убийц, разбойников. 26 писем. В некоторые месяцы по 3 письма. Вся мотивация лживая насквозь. Он пишет: ко мне обратился отец Сахнова, лётчик-испытатель завода Гагарина. Приходим к этому отцу Сахнова. Он говорит: я не обращался к Илюхину. И вообще, я не лётчик-испытатель…

А.К.: Этот сюжет «Момента истины» я показал перед Новым годом. Что же связывает коммуниста Илюхина с господином Сахновым и его подельниками? Виктор Иванович долго не отвечал на наши телефонные звонки. Мы очень хотели пригласить на нашу передачу, дозванивались ещё раз сто и в итоге дозвонились. Вот запись этого телефонного разговора:


Виктор Илюхин: Андрей, ну что тебе сказать?

А.К.: Правду.

В.И.: Кажется, у нас с тобой были добрые дружеские отношения. Ты мне прямой эфир дай, чтобы я объяснил людям, какую хе…ню ты, прости меня, сморозил.

А.К.: Виктор Иванович, у меня, во-первых, нет прямого эфира. Во-вторых, пожалуйста, приходите в любую секунду, с этим жульём.

В.И.: С Резником, что ли?

А.К.: С документами, с этими 26 письмами.

В.И.: Ну и что, 26? Могло и 40 быть. Ну и что?

А.К.: Главное, мне не хотелось бы это в эфире показывать, но вы знаете, что есть оперативные материалы. Телефонные книги господина Сахнова. Он же жизни сейчас вашей угрожает, если вы не отработаете те деньги, которые вы у них взяли.

В.И.: Нет, я тебе могу сказать, эти оперативные материалы я называю оперативной болтовней, а кому он передавал, это другой вопрос.

А.К.: Ко мне обратился отец Сахнова… Лётчик-испытатель.

В.И.: Так, и что, ну если не лётчик-испытатель, а инженер-испытатель. Что это меняет-то по сути-то?

А.К.: Да он не был ни летчиком, ни инженером, дело не в этом. Я понять хочу…

В.И.: Не в этом, но топтаться на отце, на престарелом отце, заслуженном человеке. Ты профессионально одеревенел уже.

А.К.: Я не спорю с вами. А вы за каждого арестованного сына по 26 писем на бланках отправляете Генеральному прокурору?

В.И.: Я и по некоторым делам ещё и больше направляю.

А.К.: Ну расскажите об этом…


А.К.: …И всё-таки Илюхина по телефону, всё-таки мы убедили его ответить, хоть как-то ответить депутату Борису Резнику, его коллеге.

Сегодня Виктор Иванович наш гость. Борис Резник выступал в эфире примерно 5 минут по поводу Сахнова и Илюхина. Виктор Иванович, пожалуйста, такое же количество минут готовы предоставить вам для вашего ответа.

В.И.: Мне и полминуты хватит. Я хочу сказать, что Бориса Резника надо спасать. Надо спасать в хорошем смысле, в физическом смысле. Когда человек лжёт, и сам верит этой лжи… Какие-то воры, я далёк от этого. Пусть разбираются. Как мы говорим, если они между собой и башки друг другу разобьют, может быть, почище будет. Но я всегда говорил и говорю, я не позволял и не терпел, чтобы из правосудия делали клоунаду. Чтобы фальсифицировались дела, фальсифицировались материалы уголовных дел. Вот и всё.

Б.Р.: 43 тяжелые и особо тяжкие статьи Уголовного кодекса. Он защищает осознанно…

А.К.: Виктор Иванович, 26 писем в защиту Сахнова и его по-дельников.

В.И.: А я хочу спросить: кто устанавливает квоту на эти письма? Депутат. А что делать, если к Борису Резнику его избиратели не идут, а пишут мне, Илюхину? Пишут с просьбой оказать помощь в том, что они незаконно привлечены к уголовной ответственности, о том, что их избивают на допросах.

А.К.: Вот эти «воры в законе»?

В.И.: Да, и «воры в законе». Я что, должен, мягко говоря, и даже и «воры в законе», я что, должен эти обращения бросать в корзину? Вы знаете, когда 43 статьи, это не значит ещё, что на 43 килограмма, условно говоря, доказательств. Ко мне обратились достаточно большое количество людей, вот здесь одна жалоба. Или одно, одно обращение — около пятисот подписей граждан. Это в защиту Сахнова, это рассказывают, какое беззаконие творится в Хабаровском крае. Как тиражируют или обесценивают доказательства. Вот скажите, это не 37-й год?

Б.Р.: Виктор Иванович Илюхин — один из руководителей правового комитета Государственной Думы. Как он себя позиционирует? Рьяный борец с коррупцией. Член комиссии думской по борьбе с коррупцией является активным пособником омерзительных преступников, которые действовали на территории Дальнего Востока. Огромное количество убийств, похищение людей, разбойных нападений. Отрубленные головы и так далее и так далее. Кроме всего прочего, он фальсифицирует документы. Тут он говорит, что к нему обратились 500 жителей Хабаровского края в защиту этих вот «воров в законе». Вот это письмо. Подписывает некая Алёшина, хотя он пишет в письме Чайке, что это Алёшин. Такой дамы на территории Хабаровского края не могли сыскать днём с огнём, её нет просто. А что касается других жителей Хабаровского края… Пишет прокурор Хабаровского края:
одновременно было установлено, что другими жителями Хабаровского края, в кавычках, являются защитники Сахнова, то есть адвокаты его, и других подсудимых, якобы эти пятьсот человек. Подписали эти адвокаты. Вот я отметил галочками, это письмо по два-три раза. Вот Бабаев, вот Бабаев и вот Бабаев. Грубая фальсификация. Можно было бы, наверное, найти 6—7 человек. Мало того, что Илюхин, защищая бандитов, пытается обвинить совершенно нормальных людей и правоохранителей, которые борются с этими бандитами, в поступках, которые те не совершали.

В.И.: Если он активный член преступного сообщества, дайте мне приговор. Но ведь приговора-то нет!

А.К.: Виктор Иванович, приговора нет и не может быть потому что суд ещё не закончился, приговор будет через неделю в Хабаровске вынесен. Там, похоже, пожизненное заключение будет.

В.И.: Вы не видите, какое в этом, какую опасную тенденцию? Что, по справкам скоро будут судить? Это я подчёркиваю. Вот как фальсифицируются материалы и как даётся искажённая оценка.

А.К.: Разговор с Илюхиным напоминает мне разговор Сванидзе с Горбачёвым давний. Когда Сванидзе спрашивал: «Который час, Михаил Сергеевич?», он отвечал: «Спасибо, я уже пообедал».

В.И.: Не хотят. Не хотят выносить сор из избы. Ну если такими методами мы будем расследовать уголовные дела, ребята, мы далеко зайдём.

А.К.: А кто не хочет конкретно?

В.И.: А здесь уже, как говорится, срабатывает…

А.К.: Фамилии. Чтобы мы могли проверить то, что вы говорите.

В.И.: Возьмите мои запросы.

А.К.: Назовите фамилии.

В.И.: А вы возьмите мои запросы. В прокуратуру. Я Генеральному прокурору направлял.

А.К.: Конкретно.

В.И.: Если ведомство не хочет бороться, и бороться не хочет на всех уровнях, вот и ищите по всем этажам, кому это удобно, кому это выгодно.

Музыка, стихи декламирует поэт.

Б.Р.: За развал дела воровским сообществом, общаком выделено 300 млн. рублей.