mihail - 28 сентября, 2010 - 04:36

Отрывок из статьи Бушина (кстати, сильный автор, привлечь бы его в КПРФскую "комиссию по расследованию фальсификаций") в газете "Завтра":

В. Сухомлинов прищуренно говорит: "Разве не могли для расстрела поляков доставить из Германии немецкое оружие и немецкую бечёвку, чтобы устроить инсценировку?"

Могли, дядя. Даже фауст-патрон могли. А бечёвку, пожалуй, и сами ссучили бы. Но инсценировка-то — для кого? И он должен бы ответить только так: "Как для кого? Для Геббельса. Не мог же Сталин или руководители НКВД не знать, что через год сюда нагрянут немцы и раскопают захоронения..."

Илюхин возразил на это неудачно: "Хорошо известно, что Сталин даже за неделю до войны был уверен — немцев мы далеко не пустим, если вообще пустим на свою землю". Кому это хорошо известно? Никаких подтверждений такой уверенности нет. Не следует Сталину приписывать взгляд авторов песни "Если завтра война" и других жизнерадостных сочинений. Стоит только вспомнить о "втором Баку", о закладке и развитии промышленного центра на Урале, чтобы понять: Сталин был несколько прозорливей наших песенников. Очень сомнительно заявление Илюхина и о том, что "гитлеровцы наверняка(!) имели документы о расстреле поляков в Катыни". Это отзвук представления о Катыни как о "вселенской болевой точке ХХ века". Да не было никаких документов! Немцы просто истребляли население, расчищали для себе территорию, ни о чем другом не думая. Никаких документов не было у них и по Бабьему Яру, по Хатыни, Красухе, Лидице, Орадур-сюр-Глану... Окружали, сгоняли население в сараи и сжигали, расстреливали. Только какой-нибудь Пивоваров может умиляться по поводу часиков, оставшихся на трупе убитого.