Вы здесь

Выступление на Пленарном заседании Госдумы при обсуждении доклада министра обороны РФ А.Сердюкова

Уважаемые коллеги!

Компартия Российской Федерации дала политическую оценку событиям, произошедшим в августе текущего года в Южной Осетии и вокруг нее. Поддержала признание Россией ее независимости, как и независимости Абхазии. Однако сделан первый шаг, за которым должно последовать решение о вхождении этих регионов в состав России, при их желании, или о заключении с ними союзного договора.

Вместе с этим мы глубоко осознаем все сложности и трудности, которые могут возникнуть в будущем, вплоть до военного противостояния не с Грузией, а с Североатлантическим военным блоком. Готовы ли мы к такому развитию событий, к защите российских интересов и безопасности страны на южном направлении? Вопрос вполне уместен, ибо устремление США войти в Грузию, разместить свои военные базы и довлеть над Россией, Ираном, Средним и Ближним Востоком вполне очевидны. События в Южной Осетии еще раз со всей откровенностью подтвердили самые худшие опасения, что уничтожение СССР, это лишь начало реализации главной цели гегемонистской политики натовцев по расчленению и уничтожению Российской Федерации, завладению ее природными ресурсами.

США и ее союзники настойчиво и последовательно опутывают рубежи нашей страны своими военными базами, ведут активную подрывную деятельность внутри нашего государства, используя так называемую пятую колонну.

На этом фоне мы отмечаем, что на протяжении последних пятнадцати лет российское руководство проводило и пока продолжает проводить, мало сказать неадекватную, а зачастую безответственную политику по отношению к своим вооруженным силам и безопасности страны.

Да, российские войска стали победителями в югоосетинском конфликте, но опять ценой больших потерь и удивительной самоотверженности и героизма наших военнослужащих. Мы вынуждены констатировать, что грузинские войска технически оснащены были лучше, чем российские части. Повторилось то, что отмечалось еще в афганской войне и первой чеченской военной компании. Из чего так и не было сделано глубоких выводов. Это отсутствие в достаточном количестве современного оружия, надежной системы связи, современного навигационного оборудования, приборов ночного видения, средств точечного поражения. Ну и вовсе является трудно объяснимым то, что 58-я армия только через сутки смогла кое-как сформировать два батальона бронетехники и направить их в Южную Осетию. При этом на марше был выведен из строя командующий армией. Концентрация грузинских войск была очевидной, не оставляющей сомнения в том, что они готовятся к нападению. Потому у нас есть все основания утверждать, что понесенные потери и жертвы в значительной степени являются результатом беспечности российских силовых структур, и в первую очередь руководства министерства обороны. Если в правительстве считают, что главная обязанность министра обороны – это решение финансовых, материальных вопросов, то этот пост надо упразднить.

После такой «победоносной» пятидневной войны и таких жертв ему необходимо набраться мужества и уйти в отставку. Этого мужества и решительности не хватило всему российскому руководству отдать приказ на уничтожение военных баз Грузии, всей военной ее инфраструктуры, что вполне вписывалось бы в нормы международного права, о праве нации на самооборону и нанесения привентивного удара по агрессору.
События на Кавказе еще раз подтвердили, что реформа Вооруженных Сил России, о которой политическое руководство страны говорит почти 20 лет, так и не состоялась, а мелкие шаги в этом направлении не дали сколь-нибудь значительных результатов. Наоборот, в чем-то еще больше обострили ситуацию. Ее проведение оказалось во многом подмененным показухой и обещаниями. Существенного перевооружения армии и флота не произошло, как не произошло и повышения качественного уровня управления войсками, социальной защищенности военнослужащих.

Около 80% вооружения и техники изношены и требуют немедленной замены. Несмотря на это российский оборонный комплекс больше поставляет вооружения зарубежным государствам, чем своим армии и флоту.

Бывшие российские президенты оказались в плену большой догмы, что у нашей страны нет врагов и на нас никто не будет нападать. Не будут, коли мы сами, разрушая свое отечество, настежь открыли двери к нашим природным ресурсам и превратили Россию из некогда индустриальной державы во второсортное государство с утраченными машино- и станкостроением, потерянными отечественной электроникой и приборостроением, на ладан дышащими самолетостроением и сельхозиндустрией. Запад подождал бы еще и не цеплялся в этого марионетку Саакашвили, если бы не разгорающийся в США экономический кризис. Америке давно не нравится, что Сибирь с ее огромными природными ресурсами принадлежит только одной России. Вот и возникает вопрос: чем защищаться будем? Надо признать, что наши возможности не так уж и велики.

На протяжении многих лет в средствах массовой информации идет массированная ложь о действительном состоянии российских вооруженных сил. Нам демонстрируют запуски ракет, новые танки и самолеты, райские условия жизни контрактников. В действительности же под дезинформационным прикрытием продолжается разрушение армии и флота. И надо сказать, с вольным или невольным участием в этом некомпетентного руководства министерства обороны.

Бывший министр С.Б.Иванов без устали твердил, что не допустит милитаризации страны, а нынешний превращает вооруженные силы в большую площадку для бизнеса. Надо всем понять, что армия не зарабатывала и не может зарабатывать денег. Она обеспечивает безопасность страны и нормальные условия для развития экономики и того же бизнеса.

Из Генштаба изгнаны талантливые генералы, остался В.Шаманов, который обладает опытом командования большими соединениями в боевых условиях. По коридорам министерства сегодня ходят гражданские менеджеры, в том числе девицы в коротких юбках, пытаются учить генералов как тратить деньги и командовать войсками. Большего надругательства российские армия и флот не испытывали, наверное, за все свое существование.

О какой милитаризации может идти речь, если в войсках не нашлось достаточного количества вертолетов для войны с грузинскими захватчиками и вынуждены были задействовать вертолеты ФСБ России?

Надо признать, что фактически сорвана программа перевооружения ракетных войск стратегического назначения. И здесь мы допустили огромную ошибку, сделав ставку на строительство МБР типа «Тополь», практически уничтожив другие прославленные конструкторские бюро и научно-производственные объединения.

К 2015 году США полностью закончат модернизацию своих вооруженных сил и будут иметь более 100 тысяч крылатых ракет с высокой точностью поражения. Мы и близко не подошли к этому и опять будем приносить в жертву жизни наших солдат и офицеров, и не только их. Территория России фактически незащищена от нападения с воздуха. Да, у нас есть самый лучший в мире ракетно-зенитный комплекс С-400, но их в вооруженных силах единицы. Нам необходимо срочно создавать единую систему Воздушно-космической обороны, состоящую из войск ПВО и войск Ракетно-космической обороны (РКО).

В 2000 – 2006 годах в вооруженные силы были поставлены всего 3 новых самолета – один Ту-160 и два Су-34, чуть более 60 танков Т-90, менее десяти надводных и подводных кораблей и катеров. Вот и вся милитаризация.

Для сравнения отмечу, что в зоне конфликта на Черном море российский флот по своим боевым возможностям уступает в три раза турецкому флоту, на Балтике в два раза шведскому и финскому, и в четыре раза немецкому. Уже не привожу никаких сравнений с американским флотом, для нас они просто позорны.

Я с тревогой говорю об этом, ибо глубоко убежден, что мир стоит на пороге больших геополитических потрясений с участием в них военной силы. И скорее всего их эпицентром станут Кавказ, Каспийский и Черноморский бассейны, а так же вновь Балканы. Готова ли Россия к этому? Нет, не готова, а действия, поступки ее политического руководства страны мало назвать беспечными и недальновидными.

Если кто-то и не знает, то напомню, что по решению Совета безопасности Российской Федерации военный бюджет страны должен быть не менее 3,5% от Валового внутреннего продукта. За 15 последних лет он никогда не достигал этой величины.

Сегодня уместно напомнить о некоторых шагах по разрушению нашей обороноспособности и безопасности. Они выстраиваются в последовательную систему предательства российских интересов. Середина девяностых годов - сделка Гор-Черномырдин по продаже Россией американцам 400 тонн обогащенного урана на невыгодных для нас условиях. Свой уран продали, теперь закупаем у Австралии, которая после событий в Южной Осетии отказалась и от этой сделки.

В 2002 году в одностороннем порядке ликвидировали российскую военную базу на Кубе, выполнявшую исключительно важную роль для нашей страны. И сделали это под видом поиска средств для повышения денежного содержания офицеров. Денег не нашли, базу потеряли. Бывший начальник Генерального штаба А.Квашнин обещал заменить ее потерю группировкой спутников на орбите – не заменили.

Одновременно отказались от нашей базы во Вьетнаме, утопили космическую станцию «Мир». В спешном порядке ликвидировали три дивизии ракетных войск стратегического назначения на железнодорожной основе. Уникальные и самые современные ракетные комплексы, которые достались России от Советского Союза.

Уничтожили так, как в свое время Горбачев и Шеварднадзе уничтожили оперативно-тактические ракеты СС-23. Теперь вместо них строим ракеты «Искандер» и снова тратим огромные народные средства. Все это напоминает мне театр большого абсурда. В отличие от нас американцы никогда не будут выполнять любой заключенный ими договор, если увидят, что он оказался им невыгодным. Так они вышли из договора 1972 года по противоракетной обороне.

Мы глубоко убеждены, что у Федерального Собрания есть все основания для проведения парламентского расследования причин и наступивших последствий по названным мною фактам.

Надо в срочном порядке укреплять военно-промышленный комплекс, который сейчас в состоянии производить лишь чуть больше половины комплектующих изделий. Армия и флот в ближайшее время будут испытывать нехватку боеприпасов. Необходимо образовать министерство оборонной промышленности.

В 2003 году после известных террористических актов усилиями двух больших фракций в Госдуме «Единство» и «Отечество – вся Россия» на поддержку органов безопасности из бюджета министерства обороны изъяли почти 25 млрд. рублей, которые предназначались на фундаментальные научно-исследовательские разработки. Словно, не было других источников финансирования. Они есть. Однако наша экономика нацелена не на обеспечение безопасности страны, а в большей степени на выращивание «абрамовичей» и прочих валютных миллиардеров. Таковы в России национальные приоритеты.

Разрекламированная минфином реформа денежного содержания военнослужащих обернулась очередным ударом по их социальной защищенности, которая оказалась хуже, чем у гражданских чиновников. Льготы отобрали, а компенсировать потери в полном объеме так и не хотим. Авторитет и значимость службы в вооруженных силах существенно подорваны. Некомплект офицеров достиг 40 тысяч человек, он коснулся всех воинских частей, в том числе элитных. В некоторых ротах осталось по одному-два офицера. Ни о какой боеспособности войск в этих условиях говорить не приходится.
Что предложил министр обороны А.Сердюков для решения этой сложной проблемы? Сократить количество офицерских должностей на 200 тысяч, что якобы должно привести к уменьшению общей ежегодной потребности подготовки офицеров более чем в два раза. Вот у меня в руках копия его докладной записки президенту, и тот согласился с ним. Мы считаем, что решение принято поспешно, без учета огромной территории страны, того, что мы опутаны натовскими военными базами. Оно должно получить новую оценку и в свете последних событий на Кавказе.

В этой же записке предлагается создать новую систему высших военно-учебных заведений. Сложно сейчас судить о последствиях этой реформы, но если главным побудительным ее моментом является сокращение материальных, финансовых затрат, то лучше от этих нововведений отказаться.
В завершение хочу отметить, что Вооруженные Силы России издерганы и измотаны непродуманными заявлениями о их перестройке, а больше того некомпетентными решениями военного руководства. Если реформы и проводить, то проводить надо решительно и быстро после глубокой их проработки. Оборона и безопасность должны стать национальными приоритетами в политике государственной власти и российского общества.

Добавить комментарий