А вот другой пример лоббизма интересов крупного капитала. На думских выборах 2003 года российские страховые компании активно поддерживали “Единую Россию”: морально, материально, организационно, в агитационно-пропагандистской работе. За это их представители были включены в избирательные списки партии, часть из них стала депутатами Госдумы, в частности Александр Коваль, один из руководителей российского страхового сообщества. Однако затраты, понесенные страховщиками, оказались, как они подсчитали, гораздо большими и требовали дополнительной компенсации. Тогда “единороссы” “нашли выход”, а именно: рассчитаться за долги деньгами тех же избирателей.

Ими был протащен закон об обязательном страховании автогражданской ответственности. В карман россиян запустили руку, и пошло выкачивание денег. Только за первый год существования закона страховые компании получили 140 млрд. рублей, из которых лишь 40 млрд. рублей они потратили на возмещение ущерба по страховым случаям, выплатили определенную сумму в виде налогов, а почти 80 млрд. рублей осталось у них в виде прибыли. Можно покупать дорогие автомобили, устанавливать своим сотрудникам огромные оклады, строить санатории, покупать квартиры и снова финансировать “Единую Россию”. Деньги-то не свои, у народа отнятые, в том числе у самых бедных слоев населения. Но и этого им оказалось мало. Теперь ставят вопрос о необходимости обязательного страхования жилья, иного недвижимого имущества.

27 января 2006 года в Государственной Думе рассматривался законопроект “О внесении изменений в Федеральный закон “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, внесенный группой депутатов. В нем предлагалось снизить размер базовых ставок страховых тарифов в два раза, а сами тарифы определять не постановлением правительства, а законом. Предлагалось также установить определенные льготы для владельцев машин – инвалидов и пенсионеров. Шаг был предпринят разумный и совестливый на фоне колоссальных доходов страховых магнатов.
Однако напрасно депутаты-коммунисты и независимые депутаты взывали к совести “единороссов”. Ее у них не оказалось: закон был отклонен.

Теперь “единороссы” перекинулись на игорный бизнес. Видимо, нет надобности говорить, какие протесты и раздражение он вызывает у россиян и сколько бед уже причинил. Поэтому КПРФ ставит вопрос о его удалении из населенных пунктов, о запрете размещения игровых автоматов в торговых, развлекательных и прочих центрах широкого доступа населения. В таком же ключе высказалась Московская городская дума, ряд других законодательных собраний.

В Госдуме был разработан законопроект, направленный на выселение игрового бизнеса из населенных пунктов. Однако “единоросс” В. Драганов, председатель Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму, с группой своих сотоварищей внес иной проект, который оставлял все игорные заведения на прежних местах и в том же виде, лишь с некоторой дополнительной урегулированностью их деятельности, приносящей, как уже отмечалось, королям бизнеса многомиллиардные прибыли.

К сожалению, драгановский вариант был принят большинством голосов. Поэтому нисколько не удивлюсь, если в следующем составе Госдумы игровой бизнес будет широко представлен во фракции “Единая Россия”. Что касается народа, то о нем опять забыли.

Необходимо напомнить, что фракция “Единая Россия”, имея большинство в Госдуме, добилась в начале 2000 года отмены законодательной нормы, согласно которой покупатели иностранной валюты платили в бюджет государства два процента от приобретенной ими суммы. В чьих интересах были приняты эти шаги? Опять в интересах богатых людей. Трудовой люд или не покупает валюту, а если и покупает, то редко и в малом количестве. Урон от действий “Единой России”, который опять понесли общество и государство, в денежном выражении оценивается примерно в 90 млрд. рублей в год. Это три годовых бюджета для развития аграрного комплекса. Надо дополнить, что все перечисленные законодательные инициативы были поддержаны в Думе жириновцами. С ними согласился и президент страны. И этому есть объяснение: им не нужна сильная, процветающая Россия, им нужен класс крупных собственников, их основная социальная опора.

И уж вовсе нельзя смолчать и пройти мимо той постыдной истории, которая произошла в Думе в начале июля 2006 года, хоть истоки ее берут свое начало чуть раньше. Принятый в 1997 году Уголовный кодекс РФ предусматривал возможность конфискации имущества у лиц, признанных виновными судом в совершении ряда тяжких преступлений. Эта мера достаточно эффективно воздействует в плане предупреждения взяточничества, контрабанды, терроризма, должностных преступлений и т.д. Однако президент страны неожиданно вошел с законодательной инициативой, предложив Федеральному Собранию России исключить конфискацию из Уголовного кодекса. Трудно понять, чем он руководствовался. Злые языки утверждают, что президент исполнил просьбу Р. Абрамовича и других российских олигархов, серьезно опасающихся за свое состояние.

Конечно, послушные “единороссы” в Думе и в Совете Федерации с большой готовностью и охотно поддержали президента. И конфискация имущества в 2003 году была вычеркнута из уголовного законодательства. Однако в последующие годы Россия присоединилась к ряду международных конвенций, в том числе по противодействию коррупции и терроризму. А они содержат обязательное требование к государствам о приведении национального законодательства в соответствие с положениями конвенций, в которых присутствует конфискация имущества как мера воздействия на виновных лиц.

Блок необходимых поправок был подготовлен думскими депутатами и принят в первом чтении. Дальнейшая работа над ними велась в Комитете по безопасности. Шла она трудно, ибо выявились достаточно противоположные мнения по заочному осуждению лиц, совершивших тяжкие преступления и скрывавшихся от правосудия, в том числе за пределами России, как, например, Березовский, Закаев, и другие. Шли горячие споры и по поводу конкретных преступлений, за совершение которых можно было бы применять конфискацию имущества.
Депутаты от бизнеса, в частности “единоросс” В. Груздев, принимавший участие в заседаниях рабочей группы, готовы были согласиться со всеми предложениями, кроме одного – о введении конфискации за преступления, совершенные в коммерческой деятельности, в сфере бизнеса, за контрабанду и коррупционные проявления. Это и явилось большим камнем преткновения. За его спиной – фракция в 330 депутатов. Поэтому Комитет по безопасности только на третьем по счету заседании смог принять решение и предложил Госдуме все-таки установить конфискацию за ряд преступлений, в том числе и за контрабанду, за взяточничество, должностные злоупотребления, коммерческий подкуп и, естественно, за терроризм. Можно было вздохнуть с облегчением.